Творчество

Коллективные сборники

Исток творчества, притяжение мысли, тайна души — Карелия!

Так случилось, что наивной и восторженной провинциальной девочкой-отличницей, влюбленной в иностранные языки и в поэзию Серебряного века, я приехала в Москву 17 лет назад – поступать в один из самых престижных российских вузов - МГИМО. Успешно закончила факультет Международной информации этого института, защитила кандидатскую диссертацию в области социологии и с тех пор работаю в Москве. Но все эти годы в моём сердце живёт память о моей малой родине - Петрозаводске.

Принадлежность к жизнестойкому и трудолюбивому роду Лайдинен, чьи памятные «прародители», Исаак и Ева Лайдинен, когда-то жили в Ингерманландии и дали начало нашей замечательной многочисленной семье, корнями и истоками навсегда крепко связывают меня с Карелией. Моя семья пережила все испытания трудного времени: мой прадед, работавший до войны председателем колхоза в Инкери, рано ушёл из жизни, его жена с тремя детьми и другими родственниками скитались в военное время по Эстонии и Финляндии. После войны семья разделилась – часть родственников предпочли через Финляндию эмигрировать в Швецию и остались там.

Непростые будни ждали вернувшихся в Россию: в послевоенное время семью поселили в лесном посёлке под Медвежьегорском, а мой дед Иван Адамович Лайдинен был выслан в Беломорский район, где работал машинистом паровоза. В деревне Вирандозеро под Беломорском и родился мой отец Валерий Лайдинен. Лишь после смерти Сталина Иван Адамович со своей семьёй смог приехать в Петрозаводск, чтобы продолжить учебу. Мои дедушка, папа и дядя многие десятилетия жизни отдали градообразующему предприятию - прославленному Онежскому тракторному заводу, стали частью его истории. А мой родственник Иван Исаакович Лайтинен долгие годы был редактором единственной в СССР газеты на финском языке «Неувосто Карьяла».

С каждым годом укрепляется мое внутреннее ощущение того, что карельская земля – особая, она пронизана невероятной энергией и вдохновением. Неслучайно именно в Карелии услышали в сердце пламенный творческий «зов» русский художник Николай Рерих и его супруга Елена. Многие мои московские друзья-скептики, объездившие мир и повидавшие много экзотики, возвращаются из Карелии потрясенными: пространство скал, озер, лесов и неба завораживает, погружает душу в медитативное состояние единения с творцом и миром, обращает к мыслям о вечном и непреходящем. Есть в России такие заповедные места – Карелия, Алтай, Байкал, Хакасия, - в которых время как будто течет по-иному, а душа просветляется, освобождаясь от будничной сиюминутной мишуры и суеты, возвращаясь к исконной природной гармонии.

Как будто бессмертны в русском севере миф и тайна, которые вынуждали вождей снаряжать экспедиции в поисках их разгадки; только откровение никогда не дается силой, ускользает из рук, уходит в волны Китеж-градом.

Маршрутом тайным – на север,
Где быстрых лодок причал.
Созвездьем клевер рассеян
В седых расщелинах скал.

Туманов утренних мутность
Скрывает сердце земли,
Где бьется древняя мудрость,
Которую - сберегли.

Незримых жил протяженье –
Троп потаенный узор.
Карельский край - отраженье
Небес на шлемах озер…

Думаю, в строгой безыскусной красоте северной природы, в дивных карельских просторах – истоки моего поэтического вдохновения. Когда-то именно учителя моей петрозаводской школы №17 Ангелина Пузенко и Елена Щемелева привили мне вкус к занятиям литературой, а карельские поэты – Иван Костин, Дмитрий Свинцов, Юрий Линник, критики и литературоведы – Софья Лойтер, Иосиф Гин, – рекомендовали обязательно продолжать писать. Мои первые публикации остались в карельских СМИ, в Петрозаводске в 1991 г. вышел поэтический альманах «Кондопожские зори», в котором посчастливилось участвовать…

В какие бы удивительные и заманчиво теплые места мира не направляла меня и других наших земляков судьба, все равно сердце тянется к родной северной природе, близким людям, которые остались в Петрозаводске:

Прочь от знойной сухости песка!
Изглодала севера тоска,
Нам бы сампо-мельницу искать.

Кантеле печальный перелив
Как ручей журчит, нетороплив.
От разлуки сердце - на разрыв.

Ничего не сможем изменить:
Нам смолой в сосновом прошлом стыть,
Через жизни, годы бьется нить

Колдовских и сумрачных кровей
Неуютной родины моей.
- Что нам плеск полуденных морей,

Если наш единственный приют
Там, где сны забвенья не дают,
Где весной подснежники цветут

По лесам да посреди болот.
Мудрый Вяйнемейнен нам споет,
А старуха нити распрядет…

Всегда в моем сердце звучит мудрая древняя «Калевала», в которой еще столько нераскрытых тайн. Образы северного эпоса, собранного Э.Леннротом, продолжают вдохновлять на творчество уже не одно поколение карельских поэтов и музыкантов. Напоминает о моей малой родине прекрасная музыка композиторов разных поколений семьи Раутио, Гельмера Синисало, Геннадия Вавилова, художественные произведения Алексея Авдышева, Григория Стронка, Тамары и Михаила Юфа. Среди многих десятков имен русских и зарубежных поэтов, творчество которых в разное время потрясло, перевернуло сознание, навело на новые мысли, особняком стоят для меня имена замечательных карельских поэтов.

Когда мне грустно, я перечитываю стихотворения Тайсто Сумманена. Из воспоминаний современников, задушевныз бесед с некоторыми из них я знаю, что у этого поэта была очень непростая судьба. Но северная сила духа, несгибаемый финский характер позволили Тайсто Карловичу не только героически бороться с невзгодами и недугами, но и сохранить потрясающе открытый, ясный взгляд на мир. Его стихотворения восхитительны в своей мудрой простоте, растворении в блаженной северной глубине и живой образности. Они действительно трогают и берут за самую душу, даже спустя многие годы:

Растет на суровой карельской земле
дерево песен.
Корнями упругими — в звонкой скале,
главой — в поднебесье.
Пытались и стужей, и зноем сломить -
не покорилось.
Хотели его топором погубить,
да сталь затупилась.
Ни натиску бурь, ни ветрам грозовым
не уступает,
и долгие зимы безмолвьем своим
его не пугают.
(пер.О.Мишина)

Как прекрасны и проникновенны стихи Алексея Авдышева! Тонкий лирик, поэт и художник Заонежья, он чувствует мудрость цветов и волн, для него глубок и очевиден контраст между столицей и близкой душе северной провинцией:

Москва всегда останется Москвой.
Не сравниваю, нет, но только ближе
Мне звезды Севера над головой.
Мой маленький-великий остров Кижи.
Столица и останется столицей.
Но с малой родиной души моей
Ничто, сказать по правде, не сравнится,
С ней связь по крови, что всего сильней.
Мне в Заонежье все, как прежде, внове,
Я слышу то под шорох камыша,
Что не имеет выраженья в слове,
Но чувствует и сердце, и душа!

А как замечателен в творчестве наш современник Николай Абрамов, подвижник в деле сохранения национальной вепсской культуры! Он обращает на себя внимание не только, как поэт, но и как талантливый фотограф, переводчик, киноактер. Ему довелось сыграть роль Николая Клюева в кинофильме, посвященном известному «крестьянскому» поэту прошлого. Так он пишет о родном крае:

Небо впитало
росу своей синью,
Ключ серебристо
журчит у берез.
Плещутся розово
ветви осины,
Лает на рыжую белку
мой пес.

Скошенный луг
на рассвете пунцовей.
Белых берез
опояски черны.
Гроздья рябины,
как капельки крови,
Пролитой ранней зарей
с вышины.
(пер.М.Тарасова)

И уж совсем невозможно представить себе карельское поэтическое пространство без замечательных поэтов и переводчиков Яакко Ругоева, Марата Тарасова, Армаса Мишина и многих других подвижников. Их труды позволяют литературному страннику глубже погрузиться в прохладные воды карельской поэзии, и, пережив захватывающее дух удивление знакомства, восхититься ими навсегда.

Мне очень приятно, что в столице знают многих карельских авторов. В частности, в Москве издавались поэтические произведения Е. Сойни, В.Устинова, А. Валентика, В. Потиевского, Е. Пиетиляйнен, А. Матасовой… Знаменитые поэты Евгений Евтушенко и Роберт Рождественский посвящали близкой сердцу Карелии прекрасные стихотворения, которые известны во всех уголках России и за рубежом.

Думаю, что лиричная основа карельской поэзии передалась мне вместе с северными сильными и жизнестойкими генами, глубинной тоской по краю белых ночей и долгих снежных зим. В 2004 году в московском издательстве «ДизайнПресс» я, набравшись смелости, выпустила поэтический сборник «Небесные песни», который стал лауреатом премии «Книга года». А также получил благоприятные и добрые отзывы в прессе, в том числе – и в карельской, что было для меня особенно важно, приятно и значимо. Выход первого поэтического сборника стал важной вехой в моей литературной жизни, за ним последовали многочисленные публикации в российских и зарубежных газетах, журналах, альманахах… За высокохудожественную лирику несколькими годами позже я была награждена премией имени К.Симонова и медалью А.С. Грибоедова, а также медалью «За заслуги перед МГИМО» - весомые награды в копилку моей республики!

Тогда же я начала серьезно заниматься работой по продвижению в сети моего авторского поэтического сайта www.laidinen.ru.Важной частью работы над сайтом стало составление своеобразной электронной антологии стихотворений, посвященных Карелии. Для меня было неожиданно узнать, что моим родным краям посвящают лирические строки не только местные карельские поэты, но и люди со всех уголков России и даже мира! Сейчас в моей Антологии более трех сотен авторов, которые написали стихи и песни о Карелии. Строфы тех, кто только пробует себя в поэзии, - особенно трогательны и проникновенны.

В 2010 году в одном из известных московских издательств (РИПОЛ-Классик) увидел свет мой второй поэтический сборник «Солнечные стрелы», а в театральном центре «На Страстном» состоялся большой творческий вечер, на котором я в том числе читала стихи из цикла
о Карелии и была очень рада видеть моих земляков.

Несмотря на то, что жесткая современная жизнь диктует свои услов ия, порой выкручивает руки, испытывая на прочность, я рада, что у меня есть тих ая гавань – Карелия. Родной Петрозаводск и благословенный Валаам, лесные безвестные ламбушки и затерянные деревеньки приглашают отдохнуть усталую душу. Я люблю порой просто побродить по осеннему карельскому лесу, вслушиваясь в шелесты деревьев и трав, посидеть на берегу Онего или Лососинного, любуясь закатом и слушая успокаивающий плеск прибрежных волн, напоминающий нежные звуки кантеле.

А иногда удается вдруг умчаться на «комете» на загадочный остров Кижи, давший миру сказочную красоту удивительного рукотворного деревянного собора и вечно поэтичный образ его создателя Нестора!

Коренные москвичи, приезжайте в Карелию, восхититесь ее неброской северной красотой и неповторимостью, наполнитесь ее жизнетворной энергией! Карельские москвичи, вспомните о том, что на малой родине вас ждут друзья и родные могилы, память школьного детства и приключения молодости! Я не стесняюсь того, что спустя семнадцать лет в Москве я по-прежнему провинциалка. И мне радостно признаться в любви к моей суровой и гордой карельской земле!
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker