Медиа

Поэтические публикации

Мамэ лошн

Залману Кауфману

***

Сгоревших душ собеседник,

Ровесник многих, ты видишь,

Уже уходит последний

Из тех, чья вотчина — идиш.

В его холодной постели

Земных страданий вериги.

Умолкли, осиротели

В шкафу потёртые книги.

Кто их прочтёт без усилий?

Давно гнездятся на небе

Аиды, что сохранили

Наследство старого ребе.

Шумит в заброшенном гетто

Листвы серебряный седер.

Где непослушные дети,

Гурьбой бегущие в хедер?

Кудрявы и черноглазы,

О чуде тщетно просили!..

Ваш путь в Танахе предсказан,

Рассеян в судьбах России.

Померкли звёзды местечек,

Названья прежние стёрты.

Двадцатый век быстротечен, —

Хлестал свинцом из аорты.

Слёз пересохли потоки,

Забылись старые беды,

Не представляют потомки,

Чем жили строгие деды;

Всю быль о ласковом доме

Ты прежде слушал вполуха.

Звучал язык незнакомый,

Над люлькой пела старуха.

Кто знал, что в светлое завтра

Их память нас не отпустит…

— Спи с миром, эйфеле Залман!..

Как много в идише грусти!

***

Азохен вей! Так умолкает идиш,

Язык местечек пёстрых и слобод.

Из-за черты на вольный ветер выйдешь,

И он тебя подхватит, заберёт.

Другая речь поселится в гортани,

И для потомков кончится галут.

…Но снится штетл и у крыльца герани,

Лопочут дети, женщины поют.

Весь дом пропитан тёплым хлебным духом,

Семья к столу садится ввечеру.

Июнь осыпан тополиным пухом,

Две свадьбы скоро, значит — быть добру.

…Уже совсем недолго до погромов,

Расстрельных ям, безмолвных пепелищ,

Арестов, лагерей и похоронок,

Имён забытых, брошенных жилищ!..

Давно не время для воспоминаний,

Душа полна реальностью иной,

Но нет забвенью слова оправданий,

Оно вернется, всколыхнёт виной.

Цветущий луг измят войной и скошен,

Никто не ждёт в разрушенной избе…

Но если вдруг услышишь мамэлошн,

Польются слёзы сами по себе.

***

Менора — пробужденье рода,

Она опять горит в семье.

Лучи нисходят с небосвода,

С душой сливаются моей.

Так, завершив круги исканий,

К истокам нас вернул исход:

Свет покаяний, оправданий, —

Любовь, которая спасёт.

***

Опять дорога змеится,

Туман нисходит вечерний,

Уносит дальше возница…

Судьба — лишь смена кочевий.

Горька цикута скитаний:

С холмов родной Палестины —

В костры испанских рыданий,

Тьму африканской равнины.

Летит на юг и на север,

Как будто жаждет забвенья,

Чужое горькое семя,

Чтоб прорасти — в поколенья,

Любить, гореть и метаться,

Не обретая покоя,

В креольском огненном танце,

Солёной ласке прибоя.

Случайны встречи, жилища,

Звучат несладко наречья.

Чего столетьями ищем?

Изгнанья путь бесконечен.

И в каждом новом рожденье

Горящим солнцем гонимы.

И день, и ночь — сновиденье:

Восходим к Иерусалиму!

***

В бесконечную ночь из холодного мира взирая,

Я к тебе возвращаюсь, твоё одиночество пью.

Среди сумрачных скал открывается небом Израиль,

Поднимает сознанье над серым кружением вьюг.

И в морозные дни обжигает дыханьем Мегиддо,

Пробуждается память, торосы крушит изнутри.

На отчаянный зов откликается мудрость магида,

Голос тысячи предков с любовью поёт, говорит.

Я хватаюсь за жизнь! Ледники перетоплены в слёзы.

Пламенеет под сердцем тугая звенящая нить.

Мой нечаянный дар для того был задуман и создан —

Искупительный север с восточной звездой породнить.

***

Оставив сердце в Иерусалиме,

Бежать в Гавану, Тегусигальпу,

Надеясь, время обеты снимет,

Пить эту жизнь не глотками — залпом!

Потерь, падений не счесть на карте,

Где нас ровняли под всех, кроили,

Но поднимались мы многократно,

Чтоб просиять — в Кордове, Каире.

И в этой жизни — сильна десница,

Пока язык не присох к гортани,

Судьба о встрече с тобой молиться,

Бросаться в бездны воспоминаний.

Куда бы ветром ни заносило,

В каких морях ни срывало парус,

Но сердце бьётся в Иерусалиме,

Где песня с небом соприкасалась.

***

Кто говорит, что этот мир изучен,

Тот ничего о нём не понимает,

А между тем, судьба даёт нам случай

Постичь, что жизнь — не линия прямая,

И под иным углом увидеть Землю,

Принять творенья вечного основы,

Тогда разумность выбора созреет,

Грядущий день одарит счастьем новым.

Найди свой путь, открой любви границы,

Чтобы в душе вселенная звучала,

С одним желаньем — сердцем устремиться

К познанью бесконечного начала.

***

В предчувствии великих событий,

Под синим шатром небосвода,

Не спите, евреи, не спите,

На дымных дорогах исхода.

Зажгите светильники срочно,

Молитесь душой неустанно,

А вдруг наступающей ночью

Откроется высшая тайна?

Пусть зов милосердный услышат,

Все те, кто открыться готовы,

Сойдёт, как спасение, свыше,

Создателя мудрое слово,

Его вы даруете детям,

Связав бесконечные нити…

На нашей тревожной планете

Ищите друг друга, любите.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker