Стихи о Карелии

Гальцин Дмитрий

Гальченко Олег

Гарбар Давид

Генералова Валентина

Глазков Николай

Глинка Федор

Городницкий Александр

Горох Дмитрий

Графов Сергей

Гребенщиков Николай

Гренлунд Лидия

Грибулина Ирина

Груздев Сергей

Гушан Алексей

Гарбар Давид

К читателям
Я никогда не ставил перед собой задачи написания такого цикла. Все происходило само собой: по мере углубления в историю моего народа, по мере ознакомления с его традициями, по мере осознания нашей связи через пространство и время...

Так и собрались эти стихотворения, посвященные ряду его (наших) религиозно-исторических праздников. Не всех, а только тех, что каким-то образом затронули мое воображение, мою душу. Время написания каждого из них указано

Как и у любого древнего народа, в основе еврейских праздников лежат еще более древние – пастушеские, земледельческие. Но каждый народ «переделывает» их, приспосабливая к событиям своей истории. Вот и евреи тоже. Однако слово ученым: «Израильтяне переделали на собственный лад три главных ежегодных календарных праздника ханаанеев: Опресноков, или незаквашенного хлеба (Массот), – когда с весной подходят к концу зимние дожди, «как появится серп на жатве»; Седмиц, или Пятидесятницу, - ранним летом, «с первыми плодами трудов твоих»; и Урожая – осенью, «когда уберешь с поля работу твою»... Впрочем, народ Израиля... ввел характерные собственные новации, недвусмысленно связав каждый из этих циклически повторяющихся поводов с последовательными историческими событиями, посредством которых Яхве принес им спасение. В результате праздник Урожая... был переименован в праздник «Шатров», или Кущей, или Скиний (Суккот), и превратился в ...напоминание о том, как израильтяне обитали во временных жилищах при переходе с Моисеем через пустыню. Праздник Седмиц, или Пятидесятницы, бесхитростно подвергли аналогичному переосмыслению с тем, чтобы он свидетельствовал о Завете, который, как верили, был дарован в то же время года. Праздник Опресноков также был слит и объединен с другим, непосредственно предшествующим ему в календаре празднеством – Пасхой (Песах). Пасха, возможно, является единственным из главных праздников израильского религиозного года, который восходит к доханаанейским временам. Первоначально он был пастушеским обрядом – весной кочевники приносили в жертву молодое животное ради плодовитости стада. Однако вместо этого еврейские письменные источники и на сей раз отнесли праздник к одному из спасительных событий, а именно к самому важному из них – Исходу... Первоначально Пасха не являлась поводом для паломничества, хотя впоследствии стала им. Ее праздновали дома, и там, и в общественных местах пели ряд псалмов, называемых Халлель. Удивительное сочетание национального и семейного праздника, Пасха, как и три праздника, перенятых у ханаанеев, побуждали и побуждают каждое новое поколение вновь задумываться о рабстве своего народа, об освобождении и божественном избрании» (Майкл Грант «История древнего Израиля», Москва, «Терра – Книжный клуб», 1998. стр. 73-74).


К цитированному могу добавить, что в предлагаемый Вашему вниманию цикл входят стихотворения, посвященные и другим праздникам. Некоторые из них сопровождаются послесловиями и примечаниями. Но главное, - они отражают мое восприятие этих Праздников – Праздников Истории и Духа Еврейского Народа.


И ещё одно добавление: так случилось, что некоторые из стихотворений этого цикла позднее оказались включёнными в другие произведения, и в частности, в «Поэму Исхода». Но от этого они не стали для меня ни менее значительными, ни менее дорогими. И поэтому я позволяю себе их повторить.





Рош – Гашана (Рош га Шана)
(Новый год)

Звучит шофар. И снова к Богу
Взывает иудеев род...
Звучит шофар: надежду и тревогу,
Любовь, свободу, новую дорогу...
Нам обещает Новый год!
Звучит шофар...


Год начинает снова дней отсчет.
Трубит шофар, взывая к Богу,
Надежду возвещая... и тревогу, –
Сто раз на дню мольба сквозь рог течет.

«Проснитесь, спящие, проснитесь ото сна»!
Вы, «дремлющие, сбросьте вашу дрёму»!*
Труба зовет, – гремит подобно грому:
К тшуве, к тшуве зовет она...

«Т к и я», «ш в а р и м», рыдающий «т р у а»...
И так сто раз трубит сегодня рог:
Он нас спасет – Отец наш – Бог!
И в честь Его звучит, звучит труба...

Бросай свои грехи в Ташлих, народ!
Грядет, грядет к нам НОВЫЙ ГОД!

Дуйсбург, 21 - 26. 09.2003г.

Примечания
• «Рамбам считает смыслом громкого звука рога призыв: «Проснитесь, спящие, проснитесь ото сна. Дремлющие, очнитесь от вашей дремы. Обозрите ваши дела и обратитесь к тшуве (покаянию)» (рабби Йосеф Телушкин. «Еврейский мир». Москва, 1955 – Иерусалим, 5755. с. 477).
• «Шофар» - рог барана, в который трубят в синагоге сто раз в каждый из двух дней Рош-Гашана; если один из этих дней приходится на субботу, шофар должен молчать;
• «Т к и я» - долгий звук шофара;
• « Ш в а р и м» - звук с тремя перерывами;
• «Т р у а» - рыдающий звук с девятью паузами.
• «Ташлих» - на иврите «бросать». «Практика Ташлиха восходит к стиху пророка Михи (Михея): «И ты (Б-г) бросишь их грехи в глубины моря» (7:19). На основе этих слов пророка и возник в средние века обычай в первый день Рош-Гашана идти к реке и символически бросать свои грехи в воду... Если поблизости нет реки, то Ташлих совершается над любым водоемом» (р. Й. Телушкин, стр.478).




Благословение (Кидуш) на Рош-Гашана*
Подарено фрау Eugenii (Гене )Brecher-- одной из основательниц Дюссельдорфской общины (гемайнды), - женщине, прошедшей все ужасы нацистских концлагерей и сохранившей доброту и любовь к людям.

В память о вечере на Рош-Гашана
5758 / 5759 ( 20. 09. 1998 г. )
в Дюссельдорфе

Благословен..., творящий плод лозы,
Благословен Творец Вселенной,
Благословен за то, что нощно нас и денно
Оберегаешь от грозы.

Благословен...,избравший наш народ,
Дарующий нам Хлеб, Вино и Воду,
Нам давший Мир,Спасенье и Свободу,
Нас охраняющий из года в год.

Благословен..., нам давший есть и пить,
Нас сохранивший в дни лихие,
Нас защитивший от стихии,
И давший нам до этих дней дожить.

Благословен..., глядящий на людей
И снисходящий к их порокам,
Дарующий им праведных пророков,
Несущих свет твоих идей.

Благословен Ты трижды в Этот День
И много раз в теченье года!
Благословен во всякую погоду, -
Дарующий нам Солнце, Небо, Тень!
Дуйсбург. 1998.

*Новогодний Кидуш :
1. "Благословен..., творящий плод виноградной лозы";
2. "Благословен..., избравший нас из всех народов...";
3. "Благословен..., давший нам жизнь и позволивший дожить до этого дня...".




Йом - Кипур
(Судный День)
Согласно еврейской традиции в Судный День (Йом-Кипур) Бог запечатывает "Книгу жизни" - Книгу судеб людских на предстоящий год.

Он на престоле. Перед Ним скрижали.
Он целый год трудился и сейчас
Все радости людские и печали
Закроет в Книге - близок Судный час.

Но перед тем, как возложить печать,
Он Книгу пересматривает вновь:
Нелишне текст еще раз прочитать -
Ведь в каждой букве судьбы, жизни, кровь...

Вот старец - умудрен годами и судьбой.
Он грешен. Но ведь грех не так велик...
Живи, старик. Мы встретимся с тобой...
Но не сегодня. И смягчился грозный лик.

Вот юноша - умом и сердцем чист,
Он принял и ему нести Завет.
Ему Сам Бог заполнит Жизни Лист.
Пусть будет путь его длиной во много лет...

Вот женщина - вся в детях. И Судьба
Ее не может стороною обойти:
Вся жизнь ее - лишенья и борьба...
Но должно ей суму свою нести.

Вот девочка. Невинность и мечты...
Ей много уготовано судьбой:
Любовь и ласки, и цветы...
Но и шипы возьмет она с собой...

И так за другом друг - поспешной чередой
Они проходят по страницам...
Читает судьбы: радостью, бедой
Скользят глаза по лицам, лицам, лицам...

Вот, вот и вот - миллионы разных лиц...
Но Он устал,- Он раздражен и хмур.
Все, хватит! Слуги! Слуги ниц.
Печать! Свершилось! Йом-Кипур!
Дуйсбург. 1-2.09.2002г.



Кол Нидрей
(Все клятвы)

Звучит священный Кол Нидрей –
„Все клятвы“ – клятвы перед Богом.
О, Господи, не будь к нам строгим,
Прости наш грех и пожалей.
Звучит молитва Кол Нидрей…

Звучит священный Кол Нидрей –
Напев из горя и надежды…
Мой Бог, молю: не смежь мне вежды,
И защити, и пожалей.
Звучит молитва Кол Нидрей.

Звучит священный Кол Нидрей.
Наш Бог, прости нам прегрешенья.
Мы пред Тобой: ждём Твоего решенья.
Прости детей Твоих и пожалей.
Звучит молитва Кол Нидрей.

Звучит священный Кол Нидрей:
Мы люди, мы слабы, грешим.
Но мы Твои, мы клятвы не нарушим.
Прости нас, Господи! Вот наши души!
Не дай погибнуть слабым им.

Звучит молитва Кол Нидрей…
Дуйсбург. 8-9.10.2008 г.
9-10 Tischrei 5769. Jom Kippur



Судный день (Йом-кипур)

И опять Судный День! И опять ты в тревоге.
И опять эти мысли, этот трепет и страх.
И опять ты стоишь у Судьбы на пороге.
И опять ты взываешь к Нему через схах.

И опять эти мысли о бренном и вечном.
И опять размышленья о добре и о зле.
И опять – человек в этом мире конечном.
И опять – наша доля на этой земле...

И опять Судный День! И опять ты в тревоге.
И опять эти мысли, этот трепет и страх.
И опять ты стоишь у Судьбы на пороге.
И опять ты взываешь к Нему через схах.

Дуйсбург. 17.09.2010 г. (накануне Судного Дня 5771 г.)






Суккот (Сукот)

Который год в песках Синая
Влачится иудеев караван...
Египет позади. Но где же Ханаан!
Где обетованная нам Земля родная?

Когда мой предок - древний иудей
Влачился по пескам Синая,
По вечерам от стужи изнывая,
Он суку строил каждый день.

Нехитрое жилье - все стены из жердей
И крыша из ветвей и листьев.
Но звезды, что над ним повисли,
Держись,- шептали,- иудей!

Нет дома у тебя. И Ханаан далек...
Но ты свободен! И дорога....
Ковчег Завета! Слава Бога!
В пустыне ты не одинок...

Так говорили звезды. А в песках
Стояла сука. В ней жена и дети...
Он понимал: нет ничего на свете
Важней, чем слышит он чрез схах.

Сквозь толщу лет ведет нас Бог,
Сквозь горы, море и пустыни...
Наш дом - сука. Но не согнулись спины.
В руке лулав, в руке этрог!

P. S. В руке лулав, в руке этрог!
Мы все еще в пути. Наш путь в песках
Наш дом - сука. И крыша наша - схах.
Мы все еще в пути. Но с нами Бог!
Дуйсбург. 4.09.2002г.

Сука - временный шалаш, достаточный, чтобы там могла жить и питаться одна семья. Символизирует шалаши, в которых евреи жили в течение 40 лет скитаний по пустыне (Ваикра, 23:42-43)
Стенки суки обычно делают из дерева или парусины и сверху накрываются схах - то есть тем, что росло на земле и теперь отделено от нее. Обычно используются срезанные ветви бамбука и т.п. Схах лишь прикрывает крышу, чтобы люди внутри могли видеть небо и звезды.
Сукот (Суккот) - также и аграрный праздник (Ваикра, 23:39), отмечающий сбор урожая в Израиле В этот день читаются специальные молитвы, во время которых нужно держать в руке четыре специальных растения (Ваикра 23:40): лулав (пальмовая ветвь), связанная с двумя ветками ивы и тремя мирта; и этрог - цитрус, похожий на продолговатый лимон (этрог должен быть чистым и стебелек на его конце не должен быть сломан). Р. Йосеф Телушкин, "Еврейский мир"



Гости
Считается, что за праздничным столом в суке
у каждого еврея незримо присутствует 7 гостей:
Абрахам, Ицхак, Яаков, Иосеф, Моше, Аарон, Давид.

Пусть я не ем свой хлеб в суке,
Но семь моих гостей всегда со мной.
Пусть не держу лулав, этрог в руке,
Но с ними я за трапезой одной.

Авраам, Ицхак, Яаков, Иосеф,
Моше, Аарон и царь Давид.
И каждый: силу, веру, славу, гнев...
Отдать готовы – кто, чем знаменит.

Да, семь гостей незримых собрались.
Всего лишь семеро из полуста столетий.
А Он сквозь схах взирает: сверху – вниз...
Мы все в гостях. Мы все... На этом свете.

Дуйсбург. 29. 09. 2004 г. (Суккот / Праздник Кущей)




Шмини – Ацерет
(Молитва о дожде)

Благословенна всякая погода.
Но дождь благословенней во сто крат
Там, где жара, где всякой капле рад,
Где ждёшь его иной раз по полгода.

Господь, пошли дождя народу Своему!
Дай пропитанье избранным Тобой!
Нас не оставь наедине с судьбой!
Народ в беде. Так помоги ему!

А Он взирает. И светла печаль...
Он не забыл. Он не предаст.
Он их спасёт, и воду даст.
Сука пустеет... Расставаться жаль...

Дуйсбург. 7. 10. 2004 г.



Симхат – Тора

Закончили – и начали опять.
И так по кругу: год за годом...
Она дарована народам.
Её лишь нужно прочитать.

Последний стих. И снова – первый стих.
И к чтению подходит новый человек.
Из года в год, из века в век
Он вразумляет, направляет их.

Круг чтенья завершён. И начат новый круг.
А мы – в кругу проблем и важных дел.
Но вдруг ты понимаешь: здесь предел!
И в круг народа своего вступаешь вдруг.

Дуйсбург. 6. 10. 2004 г.




Размышления в Сукот
(Суккот, Праздник Кущей, Шалашей)

Тысячелетия в пути,
Тысячелетия в дороге...
О, Господи, дай сил идти,
О, Господи, не будь к нам строгим.

Тысячелетия в шатрах,
Тысячелетия в молитвах.
Беседы с Богом через схах*
И жертвы, жертвы в грозных битвах.

Из-за грехов Ты нас обрёк
Изгнанью со Святой Земли.
Мы заплатили свой оброк.
Внемли нам, Господи, внемли!

На нашей шее нет ярма.
Но есть ярмо на наших душах.
Галута тяжела сума.
Послушай, Господи! Послушай!

Тысячелетия в пути.
Тысячелетия с сумой.
Прости нас, Господи, прости.
И возврати народ домой.

Дуйсбург. 21-29.09.2010 г.
Суккот 5771 г.

Примечание:
* Схах – кровля суки (сукки). «Для схаха годится только то, что растёт из земли, полностью вырвано из неё и никогда не служило ни для какой цели... Схах надо делать не слишком редким, так, чтобы затенённого пространства в сукке было больше, чем светлого, но и не слишком густым — ночью сквозь кровлю должны быть видны крупные звезды».

(Интернет сайт http://toldot.ru/tora/articles/articles_2218.html?template=83
Иудаизм и евреи. Строительство сукки).





Симхат Тора – 2 – Радость Торы

По кругу, по кругу, вкруг бимы*, вкруг бимы.
Мы Богом хранимы, мы Богом любимы.

Вкруг бимы, вкруг бимы, по кругу, по кругу.
И так год за годом, и так друг за другом.

С Торою, с Торою, вкруг бимы, вкруг бимы.
Мы Богом хранимы, мы Богом любимы.

Старик и ребёнок со Свитком вкруг бимы.
Заветы хранимы, заветы храним мы.

Семь раз вокруг бимы, семь раз вокруг бимы.
Мы жизнью гонимы, но Богом хранимы.

Нет Храма, нет Храма, есть бима, есть бима.
История наша народом творима.

Пока мы со свитком вкруг бимы, вкруг бимы,
Мы с Богом едины и нерасторжимы.

P. S. Пока память сердца и веру храним мы,
Мы неодолимы, мы непобедимы...

Дуйсбург. 21-29.09.2010 г.
Накануне праздника Симхат Тора 5771 г.


Примечание:
*Бима - возвышение в синагоге, на котором стоит стол (или особого рода пюпитр) для чтения свитка Торы. В праздник Симхат Тора после вечерней молитвы в синагоге из «арон га-кодеша» (места хранения свитков Торы) вынимают все имеющиеся там свитки и совершают семикратный торжественный обход с ними вокруг бимы, сопровождающийся пением и танцами; в обряде принимают участие и дети.






Ханука

Который день не гаснет в Храме свет.
И масло не кончается в лампаде.
Очищен Храм. И нет свиней* в ограде.
Мы победили! Выполнен обет!

Горит "шамаш"** в святой "ханукие".
Кто помнит нынче Антиоха Эпифана?
Но нет! Горит свеча - не заживает рана -
Боль по погибшим на Святой Земле!

"Нес гадол Гайя Шам!"***
Слова на "дрейдл" летят, мелькают...
Что ждет нас впереди! Кто скажет? И кто знает!?
Но помним мы: "Свершилось чудо там!"

Дуйсбург. 11-12.11.2002г.


* Согласно преданию, чтобы унизить евреев, сирийский царь Антиох Эпифан приказал в Храме приносить в жертву свиней. После победы Хасмонеев Храм подвергся ритуальному очищению. "Но нашелся только один кувшин чистого оливкового масла, которого хватало лишь на один день. Евреи огорчились, поскольку по еврейской традиции для приготовления ритуального масла требовалось восемь дней. Но случилось чудо: столь малая порция масла горела все восемь дней"(р. Йосеф Телушкин, "Еврейский мир", Москва, 1995 - Иерусалим, 5755, с. 485).
** В ритуальном подсвечнике, который зажигают на Хануку - "ханукие", девять рожков: восемь - по числу дней ханукальных праздников и девятый - так называемый "шамаш" - "служка". "Фитиль "шамаш" зажигается первым и используется для зажигания всех остальных" (р. Й. Телушкин, стр.485).
*** "Чудо великое свершилось там (в Эрец-Исраэль)" - слова, начальные буквы которых: Нун, Гимель, Гэй, Шин - наносятся на четырехсторонние волчки - "дрейдл", которыми играют дети во время ханукальных праздников.





Пурим

Ликуй, народ! Аман – отродье Амалека –
Закончил жизнь, – пришёл расплаты час!
Бог не забыл и не оставил нас!
Так было в прошлом, так сейчас!
И будет так отвека и довека!

Ликуй, народ! Сестра и дочь – Эстер –
Твоя надежда и опора, –
Как в прошлом – Иудифь, Яэль, Девора**, –
Опять спасла тебя от смерти и позора.
Ликуй и радуйся: пой и пляши теперь!

Пой гимны Женщине, народ! В который раз
В дни рабства, плена, в дни скитаний,
В изгнанья дни и в дни страданий,
В дни насланных Всевышним наказаний
Одна Она, Она спасает нас.

Ликуй, народ! Аман – отродье Амалека –
Закончил жизнь, – пришёл расплаты час!
Бог не забыл и не оставил нас!
Так было в прошлом, так сейчас!
И будет так отвека и довека!

Дуйсбург. 6-8.02.2006 г.

* Пурим – один из счастливейших дней еврейского календаря.
Он приходится на 14 адара (февраль-март).
В этот день в синагогах читается
«Свиток Эстер» («Книга Эсфири»).

«Эстер/Эсфирь – наверное, самая странная героиня Библии: еврейская девочка, которая побеждает на своего рода конкурсе красоты, выходит замуж за доброго персидского царя, а в конце концов использует своё положение для спасения евреев от продуманной программы их уничтожения» (р. Йосеф Телушкин «Еврейский мир», Москва–Иерусалим, 1995, 5755 г.,стр.84).

«Есфирь (Эсфирь/Эстер) «звезда» – дочь Авигалла из колена Вениаминова, ставшая царицей, супругой персидского царя Ассуира(Артаксеркса/Ахашвероша) Лонгимана. Лишившись ещё в детстве своих родителей, Есфирь была воспитана своим родственником (двоюродным братом) Мордехаем». («Библейская энциклопедия», Москва, «Олма-пресс», 2001г., стр.132).
Согласно библейской легенде, изложенной в «Книге Эсфири» («Мегилат Эстер»), первый вельможа при дворе царя Артаксеркса амалекетянин Аман задумал уничтожить всех евреев и овладеть их имуществом. И начать он решил с Мордехая, занимавшего должность привратника при царском дворе в Сузах. Возведя на него поклёп, Аман получил разрешение Артаксеркса повесить Мордехая. Для выбора дня начала акции поголовного истребления евреев Аман бросал жребий («пурим»), выпавший на 14-15 адара.

По приказанию Амана уже была изготовлена виселица, на которой должен был быть повешен Мордехай. Однако благодаря вмешательству Эсфири заговор Амана был разоблачён, а сам он был повешен на той же виселице.
Так в очередной раз был спасён еврейский народ.

**Иудифь (Юдифь), Яэль, Девора (Двора/Дебора) – замечательные женщины, спасительницы еврейского народа.






Поэма Исхода(в рассказах участников и очевидцев)
Вместо Вступления. Синай

Я стою у Синайской горы, у подножья которой
Монастырь Катарины и странный малиновый куст.
Здесь мой предок когда-то получил от Всевышнего Тору.
Здесь он слышал Завет из Высоких Божественных Уст.

Здесь толпа иудеев прихода ждала Моисея,
Здесь Аарон сотворил по приказу народа «тельца»,
Здесь пророк Моисей, от безмерного гнева немея,
Две Скрижали разбил – Те, что принял от Бога-Отца.

Здесь Ковчег сотворил Веселеил, что из рода Иуды,
Здесь евреев толпа превратилась в единый Народ.
Это место никто на земле никогда не забудет.
Потому что отсюда в века наша Вера по миру идёт.

Дуйсбург, 6.09.2002г.




У фараона

Что вспоминать, тяжёл был этот час, –
Когда мы с братом старшим Аароном
Попали наконец в покои фараона.
Он принял, но не понял нас.

Мы говорили: «Нас направил Бог!
Бог Авраама, Исаака, Иакова, отцов.
Он повелел собрать со всех концов
Евреев, и к тебе попасть помог».

«Ты утверждаешь, будто Он сердит?
Что Он через тебя общается со мною?
Что удостоен честию такою
Ты? Кто (или что) мне это подтвердит?»

Жезл Аарона – вдруг пополз змеёй!
И жезлы всех жрецов вмиг поглотил!
И воду в кровь пред фараоном превратил.
Но фараон лишь посмеялся надо мной.

Тогда мы к Богу обратились: «Адонай,
Ты нас послал, чтоб вывести народ!
Но фараон! Теперь уж Твой черёд:
Так помоги – нас укрепи и силу дай!»

Внял Бог мольбам Моше и Аарона.
И раз за разом: жаб и мух.
И саранчу, и смрадный дух...
Он наводил на землю фараона.

Упрям, жесток и гневен фараон.
И Бог решает: будет вопль великий
В земле Египта многоликой –
Всех первенцев отнимет Он!

Гнев Господа на злой Египет пал:
Погибли первенцы Египетской земли.
И фараон вскричал: «О, Моисей, внемли!
Я отпускаю всех, всех – кто велик и мал».

И на исходе ночи, в предрассветной мгле,
Не дав квасному тесту подойти,
Взяв всё, что можно унести,
Пошли евреи к Ханаановой земле...

P. S. С тех пор ночей и дней минули мириады.
Мы всё ещё в пути. Хлеб пресный на плечах.
Но чтоб огонь свободы не зачах,
Мы помним: Ханаан далёк, Египет рядом...

Дуйсбург. 11-13.01.2006 г.





Переход через Чермное море

Кто-то скажет: они убегали из плена... Из плена?
Что за «плен»!? Мы там жили почти что полтысячи лет.
Просто мы уходили, оставив народ тот надменный,
Что в рабов превратить нас пытался, нарушив завет.

Мы ушли, Мы оставили тёплые земли Гешема
И глупца-фараона, что силой хотел удержать
Нас – сынов Израиля, хотел, не поняв совершенно,
Что детей Эллохима свободы никто не посмеет лишать.

Мы там строили, сеяли хлеб и детей там рожали,
И сражались, когда наступала пора.
А они? А они! А они за рабов нас держали,
Позабыв, позабыв всё, что было «вчера».

Мы ушли – все двенадцать колен Израиля.
С нами много других – мы поднялись провинцией всей.
Пусть идут: мы людей никогда не делили
На своих и чужих. Пусть идут. Нас ведёт Моисей!

Мы ушли. Мы идём не тропой караванной.
Чтоб ищеек глупца-фараона сбить со следу хотя бы на миг,
Мы идём по пути, не усеянном манной.
Мы идём в Гахироф по пустыне, идём напрямик.

Вот и Пи-Гахироф, что стоит меж Мигдалом и морем.
Вот и Чермное море, что «Красным» потом назовут.
Там, за морем народ мой расстанется с рабством и горем,
Там мы сбросим оковы, что пытались надеть на нас тут.

Только что там за лязг, что за скрежет колёсный?
Что за шум, что за крик, что за топот коней?
Фараон! Это он! И опять этот запах навозный...
Фараон! Колесница его. Да и сам он на ней.

Фараон: «Этот сброд! Я сейчас покараю жестоко
Эти толпы сбежавших. И это запомнят рабы!
Только мгла рассосётся и стихнет тот ветер с востока...
У меня непокорным в обозе в избытке гробы...

Только что это: воды и вправо, и влево
Расступаются! В море уходит толпа.
Чудеса! – фараон задохнулся от гнева, –
Чудеса! Мрак и свет из святого столпа!»

Фараон! Колесница его золотая
И отборных шесть сотен за ним колесниц...
Конский храп, спицы златом на солнце сверкают:
«Не таких покоряли, не такие склонялися ниц!»

Только что это! Что? Ветер стих! Ветер стих?
Ветер стих: воды сдвинулись, сдвинулись разом.
Фараон, колесницы, солдаты на них!
Никого. Ни-ко-го...Лишь вода и тростник,
Лишь вода и тростник, восстающий из грязи...

Дуйсбург. 6-11.01.2006 г.





У подножья Синая

Мы шли к Синаю долгие недели.
Случалось разное в пути.
Не всякий смог тот путь пройти:
От жажды умирали, манну ели...
И вот мы, наконец, у цели!
Осталось на гору взойти.

Легко сказать: «осталось лишь взойти».
Вся в сполохах гора, гром, трубный глас...
То Бог! То Бог! Он здесь! Он видит нас!
Но мы «черту» не можем перейти.
Черту, что Моисей с Аароном прочертил.
И тем от гибели народ еврейский спас.

Он говорил из облака, и глас Его гремел!
Народ же слышал звук и видел пламя,
И гром! И вопль пронёсся между нами,
И всяк, – кто смел был и несмел,
Кто на огонь глядеть посмел, –
Всяк отступил, лицо прикрыв руками.

Он говорил нам главные Слова:
Законы жизни возвещал, законы смерти...
И до сих пор, поверьте мне, поверьте,
Как вспомню глас Его, – кружится голова.
Израйль пред Ним, как пред грозой трава,
Затих, внимая Голосу Бессмертья!

Закончил Он. И Моисей, наш Моисей
Ушёл за облаком, покрывшим гору.
А нас, старейшин, Аарона, Ора
Оставил, как сирот, перед вершиной сей.
И здесь перед горой толпою всей
Толпимся, словно овцы у забора.

Мы ждали сорок дней его.
Кричали, звали, – нет ответа.
Жив иль погиб, – кто знает это?
И даже Аарон не знает ничего.
Что делать? Сколько ждать? Чего?
Старейшины собрались для совета.

Народ взроптал: «он бросил, предал нас!
А может и в живых уж нет его?
Аарон! Как долго ждать нам брата твоего?
А если и вернётся, – что он даст?
Нам нужен бог. И бог сейчас!
Мы сами изваяем бога своего!»

И дрогнул Аарон: «пусть всё, что есть златого,
Пусть серьги из ушей и кольца, что у жён,
Мне принесут». Огонь Аароном разожжён...
Он делает из лома золотого
Тельца старинного литого,
Толпой народа окружён.

Бог видит: вот телец перед толпой.
«Зачем Я вывел их из плена?
Зачем спасал Иакова колена?
Не нужен мне народ такой!
Я истреблю их собственной рукой!
И новый вылеплю из праха и из тлена!»

Вскричал, взмолился Моисей:
«Прости овец заблудших сих!
Зачем Ты выводил из плена их?
Ведь знал народ «жестоковыйный» сей?
Зачем Ты клялся клятвою Своей
Их праотцам, что не оставишь их?!»

Зло отменил Господь, – Он нас простил.
Вот Моисей внизу, в руках его скрижали.
Телец! Вокруг толпа! И руки, что держали,
Взметнулись в гневе, и что было сил
Скрижали, что, прижав к груди, носил,
О землю грянул он священные скрижали!

Толпа в испуге – врассыпную – кто куда...
Аарон в смущении: «прости, я виноват.
Я виноват, прости мне, брат!» –
«Аарон, ты понимаешь в чём беда!?
Теперь я не забуду никогда:
Ты веру предал!.. Ты, – мой брат!»

Минули дни. Утихли страсти.
Отступников меж нами больше нет.
У скинии столп Божий – Божий свет.
Он нас простил! Он отведёт напасти!
Он будет с нами в горести и счастье!
Он обещал! Он выполнит завет!

Дуйсбург. 16-20.01.2006 г.


В Синайской пустыне

Который день в песках Синая
Влачится иудеев караван.
«Египет позади. Но где же Ханаан?
Где обетованная нам страна родная?

Египет позади. Враги в пучине моря.
Но что нам до того, что больше нет врагов.
Без пищи и воды. Уж лучше гнёт оков,
Чем эта жизнь. О, горе нам! О, горе!»

«Где, где же та земля, – скажи нам, Моисей? –
Что истекает молоком и медом?
Мы за тобою словно овцы бродом...
Но помни, – мы народ «жестоковыйный» сей...»

А он молчит. Он вывел сей народ.
Он обещал свободу, а не рай.
Они же только: «Дай нам, дай!»
«Быть может я ошибся – это сброд!?

Я сам старик. Мне восемьдесят лет.
Я мог бы жизнь дожить под кровлей Рагуила.
Но Бог велел. Откуда взялась сила?
Так что сказать мне им в ответ?

Скажи же, Господи, что мне ответить им!?
Как мне поднять ещё и эту ношу?
Я изнемог. И, кажется, что брошу
Борьбу, коль я не нужен им».

«Ты нужен им. Ты их не смеешь гнать!
Что эти люди без тебя.
Я сохраняю их, тебя любя.
Им предстоит еще Народом стать.

Ты, Моисей, мной послан для того,
Чтоб выковать из сей толпы Народ.
И пусть сегодня это жалкий сброд,
Но нет дороже сброда мне сего».

И Моисей встаёт. И вновь – который год:
Ковчег, за ним толпа – лишь чуть забрезжит день.
И заревом в ночи, а ясным днем, – как тень,
Их в Ханаан сам Бог ведёт...

P. S. Мы всё ещё в пути: отвеку и довеку
Влачится наш по миру караван...
Египет позади. Но где же Ханаан?
И как рабу стать вольным человеком?

Дуйсбург, St. Johannes Stift, 8. 09 – 12. 10. 2002г.




Дарование Торы – Шавуот

Который день народ толпится у подножья:
Он виноват, он оскорбил Отца!
Он предал Бога – сотворил тельца!
Святое Имя осквернил постыдной ложью.

Разбив скрижали, вне себя от гнева,
Творцу взмолился Моисей:
«Прости народ жестоковыйный сей!
Не дай им кануть в огненное зево!»

И вновь ушёл наверх, не молвив ничего.
В огне и дыме горная вершина.
Где? Что с ним? Жив ли он? И в чём причина,
Что вот уж сорок дней как нет его?..

Народ в смятенье, в страхе: «Аарон!
Где Моисей? Что с ним? Что ждёт нас всех?
Простит ли Бог наш страшный грех?
Где Моисей? К нам возвратится ль он?»

Но что за крики у подножья!?
По склону со скрижалями в руках
Сам Моисей! Прочь, прочь постыдный страх!
Сам Моисей. А с ним Тора и Слава Божья!

В огне и всполохах Синайская гора.
Там Бог! Но с нами Моисей с пылающим лицом.
Он замолил наш грех перед Творцом.
Он снова с нами! С ним Ковчег! И в нём Тора!

Дуйсбург, St. Johannes Stift, 20-21.09.2002г.





Путь

Ну вот, закончилось сиденье у Синая.
Мы тронулись. Но прежде, чем пойти,
Послали разузнать и землю, и пути, –
Ведь надо знать куда и как идти, –
Движенье в неизвестность начиная.

Двенадцать человек взялись за этот труд.
Там Осия бин Нун и Халев из Иуды...
От Син-пустыни до Рехава, всюду, всюду
Прошли они, дивясь как чуду,
Стране и людят тем, что там живут.

«Страна полна богатства и чудес.
Полна, но там народ могучий.
Не счесть его – песок сыпучий...
Погибельной он обратится тучей.
Они крепки, словно кедровый лес».

Лишь Халев и Иисус бин Нун
Не разделяли мненья остальных.
«Но что они – лишь двое их!
Камнями несогласных сих!
Лгуны – Иефоннин сын и тот – бин Нун!»

Мы в Кадесе, – проходит день за днём.
Народ забыл про время оно...
Но Кореш! И друзья Дафана, Авирона!
Их власть Моше гнетёт и право Аарона...
И Бог карает всех их бездной и огнём...

Ну вот и двинулись: Эдом, Моав, Аммон –
Потомки Исаава, Фарры, Лота...
Казалось, родственники – твёрже нет оплота.
Но там Сигон – опять мечам работа...
Смертельный бой – мы взяли Есевон!

Ещё удар – и пал Васан!
Ог оступился, гору подымая.
Вперёд, вперёд, – всё на пути сметая...
И наконец, – от края и до края –
Пред нами Ханаан. Пред нами Ханаан!

Пред нами Ханаан – подарок Бога!
В волнении народ – на берегу реки...
Не все дошли, – где наши старики?!
Но мы едины, мы крепки –
Ре‘ема сила в нас и мощь – единорога!

Дуйсбург, 21-25.01.2006 г.




Благословение Моисея

Ну, все собрались, все? Начнём тогда:
Я, дети, вас собрал, чтобы проститься.
Да, сколько времени ни длиться, –
Сто двадцать – Богом отведённые года.

Здесь, против Суфа, на равнине,
Меж Асирофом, Дизагавом и Лаваном,
Меж Тофелом и лиственным Фараном
Я вас собрал последний раз в пустыне.

Вы помните, что говорил нам Бог,
Бог Авраама, Исаака, Иакова, отцов,
Когда собрал Он нас со всех концов,
Когда сквозь воды и пески пройти помог.


Он даровал нам Веру и Закон,
Он защищал нас от зверей и от врагов,
Дал позабыть нам свист бичей и звон оков,
Свободу, землю дал. Всё Он! Всё Он!

Вы вспомните Хорив (Синай), скрижали,
Общенье с Богом и Святой Завет.
Он выполняет Свой обет...
Но надо, чтоб и мы его сдержали.

Я перечислил ранее пути,
Которыми мы шли сюда с отцами.
Теперь же о путях, которыми вы сами
От места этого должны идти:

Рувим, Иуда, Веньямин, Асир,
Да будут живы ваши дети!
Да будет мир на белом свете!
Нет ничего важней, чем мир.

Леви, тумим твой и урим
Да будут на святых мужах твоих!
Всевышний не оставит их!
Да будет мир и кров сынам твоим!

Иосифа сыны – Манассия, Ефрем,
Благословляет Бог вас на земле своей!
Да будут тысячи и тьмы детей на ней!
Да хватит хлеба и вина им всем!

Ликуйте, Иссахар и Завулон!
Ликуйте на путях, в шатрах своих!
Вода и недра – вам богатства их!
Вас не оставит, не оставит Он.

Гад, Дан и Неффалим, мои сыны, –
Львы, выходящие из Филистеи и Васана,
Вас Бог хранит, и никакая рана
Вас не коснётся на путях войны.

Пусть хлебом и вином наполнится земля!
Пусть Божия роса с небес сойдёт на вас!
Пусть Бог ввека вам счастье даст!
Здесь всех вас, всех благословляю я.


Мой срок пришёл, круг завершён.
И я хочу сказать вам: дети, дети!
Нет ничего, нет ничего на свете,
Дороже для меня, чем вы и Он!

Вы слышите меня в последний раз.
Я вас собрал, чтобы проститься.
Сегодня, только тьма сгустится,
Уйду к Нему. Но в свой последний час

Благословляю вас! Благословляю вас!

Дуйсбург. 25-30.01.2006 г.





Монолог последнего бывшего раба
- еврея, бежавшего из египетского плена

Я бывший раб, бежавший фараона.
Я сорок лет в скитаниях, в пути.
Казалось, сорок, – всё должно пройти.
Но не забыть мне плен и время оно...

Последний. Все мои друзья
Остались там – в песках, среди камней.
Заветная земля! Мы так стремились к ней.
И вот – один. Один здесь я.

О, Ханаанская земля! Лишь Иордан
Нас отделяет от земли щедрот...
Полоска узкая воды, – и вот
Клочок земли, что нам Предвечным дан.


Лишь несколько шагов... Но как трудны они...
Ведь Ты же дал нам землю эту!
Так почему, скажи мне, нету
Тех, с кем я шёл все эти дни!?

Вот Иордан: вода, вода, вода...
И я на берегу: старик – седая птица.
Оглядываюсь: молодые лица.
Знакомых не увижу никогда.

Да, Ханаан! Желанная страна.
Всё новое и внове: жизнь, законы.
А мне там места нет. Как в годы оны.
И что с того, что мне дана она.


Я – беглый раб, – покинул господина,
Оставил конуру свою, очаг.
Но я устал, и сделать этот шаг
Уж не могу – не разгибаю спину.

Нет никого, с кем жизнь прошла моя.
Друзья, враги – все, все на этом берегу.
Кто я без них. Покинуть не могу...
И с ними, здесь останусь я.


Я остаюсь на этом берегу.
Пусть дети в Ханаан идут и внуки.
Благославляю их – протягиваю руки...
Но следовать за ними не могу.

Я – бывший раб.
На этом берегу...

Дуйсбург-Дюссельдорф-Дуйсбург.
19.07.2005 – 17.09.2007 г.г.





Вместо Заключения. Пасхальная Агада

Это миф, что евреи бежали из плена.
Нет, они уходили: и жёны, и дети при них.
Уходили, оставив народ, – тот, лукавый, надменный,
Что пытался в рабов превратить, приглашённых своих.

Уходили, с собой уносили мечту о свободе.
Уходили, оставив страну, обманувшую их.
С той поры нет желанья святее и крепче в народе,
Чем желанье свободы для всех – для чужих, для своих.

Мы не раз приходили к чужим, незнакомым народам.
Мы вживались в их мир и в обычаи их.
Но коль на кон поставлены жизнь и судьба, и свобода,
Мы уходим, с собою забрав только жён и детей, и мечту,
И мечту – только их, только их.

Дуйсбург, 6-7. 04. 2004г.

И опять этот День
(9 ава)

И опять этот день, как и тысячи прежде.
И опять эта память, эта боль, этот страх.
И опять ожидание чуда – надежда.
И опять эта фраза: «Он слышит сквозь схах».

Храм разрушен, сожжён и растоптан врагами.
Храм в душе, – ведь без Храма не жив человек.
Храм стоит только тот, что построили сами – делами.
Храм такой не на год, не на век, – он навек.
19-20.07 – 5.09.2010 г.



CУББОТНЯЯ МОЛИТВА

Благослови нас хлебом и вином.
Но прежде светом нас благослови.
Яви нам милость и любовь яви.
Мы нынче (и всегда) в Тебе, в Тебе одном.

Благослови детей – и малых, и больших.
И жён («Эшет Хаиль») благослови.
Дай нам познать щедрот Твоей любви.
И руки дай омыть, – вот руки малых сих.

Пошли нам мир и мирный труд.
Дай урожай тому, кто хлеб растил.
Народу Твоему, Отец, дай сил.
Мы на земле своей, – с Тобой мы тут.

Благослови нас хлебом и вином.
И светом истины благослови.
Вторую душу снова нам яви.
Мы вечно (и сейчас) в Тебе, в Тебе одном.

Дуйсбург. 12-14.10.2010 г.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker