Творчество

Публицистика

Имя певицы Аллы Рид, обладательницы редкого женского голоса – грудного контральто, довольно хорошо известно в российских и зарубежных музыкальных кругах. Несмотря на молодость, у вокалистки большой опыт участия в российских и международных конкурсах (в том числе – «Серебряный микрофон», «Утренняя звезда», «Шире круг», «Голоса-99», «Золотой скиф»), Алла неоднократно становилась лауреатом престижных премий, ее творчество положительно отмечали критики и тепло встречали зрители. Сегодня А. Рид выступает с ведущими джазовыми музыкантами, неустанно расширяет репертуар, пробует себя в новых направлениях и жанрах, постоянно экспериментирует, но не изменяет главному еврейскому камертону творчества.

О трудностях и радостях музыкальной жизни, профессиональном росте и развитии, совмещении напряженного рабочего графика и семейной жизни мы поговорили с яркой и энергичной Аллой Рид в недолгом перерыве между репетициями.

- Алла, расскажите, пожалуйста, в какой семье Вы выросли? Как формировалось Ваше музыкальное дарование?

- Я родилась в Самаре в еврейской светской семье, где всегда помнили о корнях: с маминой стороны у нас ашкеназские предки, с папиной – сефардские. Музыкальные гены в роду сильны. У дедушки Якова Михайловича, маминого папы, который, кстати, получил еврейское образование и говорил на идиш, был прекрасный голос, он замечательно пел. Очень сожалею, что ему не довелось услышать еврейских песен в исполнении внучки, он бы порадовался. А мой папа Владимир Борисович Пейсахович – настоящий самородок, обладатель абсолютного слуха. Несмотря на то, что под давлением родителей он выучился на инженера, всегда продолжал любить музыку. Так что ничего удивительного, что в такой семье петь я начала с трех лет.

Сначала выступала в детском ансамбле «Эстер», созданном папой. Мы исполняли еврейские песни на иврите и идиш, выступления пользовались большой популярностью, поскольку в начале 90-х г.г. национальные традиции только начинали возрождаться, все еще было в новинку. Поддержку коллективу оказывал благотворительный фонд «Джойнт». Мы ездили на конкурсы, фестивали в разные города, знакомились с известными представителями еврейского народа, что очень повлияло на мое дальнейшее формирование. Двенадцатилетней девочкой я участвовала в фестивале «Аллилуйя-94» в Москве с песней про Иерусалим, специально написанной для меня композитором Марком Левянтом. Получила Гран-при и в качестве приза – поездку в Израиль, которой, к сожалению, тогда не смогла воспользоваться по возрастным ограничениям.

Период детства и ранней молодости, связанный непосредственно с исполнением еврейского репертуара, считаю одним из самых ярких, насыщенных, творческих в моей жизни. С 2002 года я живу и работаю в Москве, получила высшее образование в Российской академии театрального искусства. Начался совершенно новый этап в судьбе и музыкальной биографии.

- Вы ощущаете себя именно еврейской певицей. Это трудное самоопределение?

- Да, в силу религиозных традиций в еврейской культуре женщина на сцене для мужчин петь не может. Поэтому выступления перед общинами в России и за рубежом достаточно затруднительны. В религиозной среде я представляю свое творчество исключительно для женщин. Так недавно с успехом состоялся концерт «Посвящение сестрам Бэрри» в Московском еврейском общинном центре в Марьиной Роще. Представители «сильной половины» человечества могли послушать мое пение, только находясь за закрытыми дверями зала.

С детства я сформировалась в первую очередь как еврейская певица и национальные песни до сих пор составляют важную часть моего репертуара. В 2007 году был записан альбом «Две земли», включающий композиции на иврите и идише, а также несколько авторских песен. В дальнейшем в сопровождении шоу-балета я гастролировала с этим репертуаром в США, презентовала диск.

Особенность еврейского исполнительства для меня еще состоит в том, что аудитория хочет на каждом выступлении слышать в первую очередь «хиты» – несколько наиболее известных и популярных композиций. А изучение и освоение еврейского музыкального наследия для меня подразумевает знакомство с другими произведениями, которые не знакомы широкой публике и пока не воспринимаются столь однозначно, «на ура». Но я продолжаю двигаться вперед в данном направлении, выход ищу в использовании новых форм, нестандартных обработок. Так, 12 марта состоялся концерт-карнавал в легендарном «Арагви», вместе с еврейским бэндом «Фарбренген» мы исполняли еврейскую танцевальную музыку в оригинальных аранжировках.

- А в каких направлениях Вы еще работаете?

- Любой творческий человек всегда делает выбор и постоянно развивается, осваивает что-то новое. Я ощущаю себя мультиформатным артистом, исполняю самые разные произведения, в том числе – авторские. Очень люблю джаз, это стержень, на который я «нанизываю» композиции из других жанров. Например, у меня есть программа «Еврейский джаз», когда любимые мелодии звучат в джазовой аранжировке.

Сейчас сформировался постоянный коллектив, с которым я выступаю. Мы играем только «вживую», в составе группы – очень сильные музыканты. Пианиста Александра Шаманина, я вообще считаю одним из главных наставников в профессии. Кроме того, со мной сотрудничают музыканты, вместе с которыми мы исполняем мировые хиты, танцевальные композиции, создаем интересные тематические программы. Время от времени бывают гастроли – по России или за рубежом. Но собирать залы в нашей стране в период кризиса нелегко, особенно в провинции, зачастую люди вынужденно выбирают между походом на концерт и хлебом насущным. Не хватает рекламы, адекватной поддержки проектов. А любому исполнителю хочется, чтобы его творчество непременно было узнаваемым и доступным зрителям.

Очень люблю выступать в Израиле, чувствую там любовь и поддержку публики. Недавно нам удалось записать прекрасный клип на песню «Хава нагила», приуроченный к столетию рождения этого всенародно любимого шедевра. Мы снимали видео в Иерусалиме, я по сценарию была одета в ярко-желтое платье, так что на улицах люди останавливались, чтобы сфотографироваться со мной. К сожалению, в телеэфир клип поставить не получилось, так что сегодня его просмотр доступен в интернете на канале «Еllo.tv».

- Вы участвовали в проекте «Голос» в четвертом сезоне. Как это отразилось на Вашей карьере?

- На самых первых прослушиваниях я исполняла «Хава нагилу». Видимо, есть какая-то мистика в этой песне и в моем голосе, который словно генетически приспособлен для звучания еврейских песен, так что я стала участницей проекта и дошла до четверти финала. К сожалению, в телеэфире еврейских композиций исполнить не удалось, так решили наставники. Однако для меня этап «Голоса» очень важен, поскольку посчастливилось поработать под руководством мэтра Александра Градского. Он замечательный педагог, чувствует каждого вокалиста изнутри, раскрывает людей, для всех подбирает индивидуальный репертуар. Мы сделали с ним замечательную обработку песни Владимира Высоцкого «Я несла свою беду», исполнение которой надолго запомнилось зрителям.

Сегодня я – солистка Театра «Градский холл», участвую в различных программах, получаю удовольствие и уникальный опыт от этой работы. Среди последних интересных достижений – сольный концерт-посвящение Мишелю Леграну «Шербургские зонтики».

- А как удается совмещать Вашу насыщенную творческую жизнь с семейной?

- Наверное, все дело в том, что я достаточно рано успела выйти замуж и родить сына Якова. Мой муж принимает меня такую, как я есть, вместе с моими увлечениями и занятиями. Я не скажу, что он в восторге, когда меня нет дома вечерами или я нахожусь на гастролях. Но он понимает, что такой график – часть моей жизни, иначе не получается. Стараюсь по возможности больше времени проводить с семьей, мы уже водили сына на еврейские мероприятия, он начинает знакомиться с национальными обычаями, например, знает, что такое шабат, надеюсь передать ему любовь к музыке и понимание еврейской традиции.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker