Творчество

Публицистика

В 2015 году замечательному человеку, эрудиту, талантливому библиографу и педагогу Вениамину Ароновичу Штейнбергу исполнилось бы 85 лет. Несмотря на то, что уже много лет известного карельского «книжника» нет с нами, коллеги, близкие, читатели, многочисленные его ученики с огромным теплом и любовью вспоминают друга и наставника – в сотнях судеб харизматичный и мудрый Штейнберг оставил незабываемый след.

На протяжении многих лет Вениамин Аронович самоотверженно служил книжному делу: сначала работал в библиотечном коллекторе, а затем был главным библиографом Карельской публичной библиотеки. Помимо этого, он постоянно ездил в командировки, занимался методической и общественной работой, общался с читателями, выступал с лекциями. Бывшие студенты Штейнберга сегодня работают в библиотеках во всех районах республики. Его доброе имя – навсегда вписано в историю культуры Карелии.

Мне довелось побеседовать с Таисией Павловной Самойловой, вдовой Вениамина Ароновича, вместе с которой он прожил четыре десятка счастливых лет. Квартира Штейнберга похожа на маленький музей: вдоль всех стен – стеллажи с аккуратно расставленными книгами. Отдельно –французская, английская и американская литература, поэзия, произведения о животных, биографии писателей, путеводители… Многие из книг – с особенной историей, памятными надписями авторов и дарителей. На всю коллекцию составлен подробный каталог. Правда, в последнее время Таисия Павловна передала часть экземпляров в дар Карельской публичной библиотеке, но дома все равно – книжное царство. Сразу понимаешь, что для хозяев квартиры именно в этом заключается главный смысл жизни.

- Таисия Павловна, как Вы познакомились с Вениамином Ароновичем?

- Оба приехали по распределению в Петрозаводск – я из Ленинграда, Вениамин – из Москвы. Преподавали в библиотечном техникуме: я – организацию фондов, каталогов, он – библиографию. В 1953 году познакомились. Штейнберг меня сразу очаровал – интересный, обаятельный человек, энциклопедические знания, феноменальная память. Очень симпатичный, добрый. В 1958 году состоялась наша свадьба, мы навсегда остались в Карелии, полюбили ее природу. Жили по-доброму, во взаимной любви. В 1961 году родился наш единственный сын Сережа. Он рос одаренным, умным и спортивным мальчиком, но, к сожалению, безвременно ушел в возрасте семнадцати лет. Это была страшная потеря для обоих, я думала, мы не сможем пережить такое горе. Но Вениамин меня очень поддерживал. До сих пор не могу привыкнуть, что осталась одна.

- Из какой семьи корни Штейнберга?

- Веня родился в Калининской (ныне Тверской) области, в деревне Старица в интеллигентной еврейской семье: папа Арон Моисеевич Штейнберг – инженер, мама Ида Васильевна Силкина - врач. У них был прекрасный дом, окруженный садом. Ребенком много занимались, мальчик получил прекрасное образование и воспитание.

Во время войны произошло страшное событие, изменившее судьбу мужа: на глазах у одиннадцатилетнего Вениамина немцы забрали и расстреляли родителей. Ребенок смог чудом убежать в лес, скитался и прятался там несколько дней. Нашла мальчика простая русская женщина Мария Филипповна Яковлева, крестьянка из деревни Мошнино. Рискуя собой и жизнями близких, она привела Веню к себе домой и спрятала. Благодаря ее подвигу Штейнберг уцелел.

- Эта история имела продолжение. Я знаю, что ныне имена родителей Вениамина Ароновича увековечены в Зале имен иерусалимского музея «Яд-Вашем»…

- Это правда. По рекомендации Марка Михайловича Бермана и при помощи Городской еврейской общины Петрозаводска муж обращался в «Яд-Вашем», писал туда письма, отправил воспоминания. Последний ответ из Иерусалима пришел, когда его уже не было в живых – на вопросы сотрудников музея о том, как Мария Филипповна спасла Вениамина, отвечала я.
Кстати, супруг постоянно вспоминал М.Ф.Яковлеву, неоднократно с ней встречался после войны, когда жил в Москве. Потом навещал ее, связывался, уже проживая в Петрозаводске. Спасительница Штейнберга умерла, но добрая память о ней в нашей семье хранится всю жизнь. К сожалению, ее фотографии не сохранились – пропали вместе с архивом тети Вениамина.

- Как складывалась послевоенная судьба Штейнберга?

- После освобождения Ржевского района Калининской области от немцев Веню забрал к себе в Москву двоюродный брат Борис Силкин, дальнейшее образование он получал в столице. Отлично учился в школе, был удостоен золотой медали. Рос талантливым и очень способным мальчиком. Свободно читать Вениамин умел с трех лет, а в годы ученичества это стало любимым занятием. Всю жизнь Штейнберг не расставался с книгами.

Выпускником мечтал поступить в Московский государственный университет, стать историком. После экзамена из аудитории вышел профессор, похвалил Веню, сказал, что такого глубокого исчерпывающего ответа на вступительных не слышал ни разу, восхитился его знаниями. Не зря же Штейнберга называли всю жизнь «ходячей энциклопедией»! Но оценка, тем не менее, была поставлена «удовлетворительно», поскольку подкачала «пятая графа», а время было непростое – 1948 год, как раз начиналась борьба с «космополитизмом». После этого несправедливого удара Вениамин решил поступать в Московский библиотечный институт, там препятствий чинить не стали. Он блестяще учился, стал сталинским стипендиатом, после окончания вуза по специальности «библиография» был направлен в Петрозаводск.

- По воспоминаниям коллег, Вениамин Штейнберг был настоящим «книжником» не только на работе, но и в быту. Как это проявлялось?

- Чтение было его настоящей страстью: Веня не пропускал ни одной книги, следил за всеми новинками. На природе, на отдыхе он повсюду читал. Мы были подписаны на все собрания сочинений, постоянно ходили на книжные распродажи, в магазины. Муж особенно интересовался исторической литературой, мировой классикой, географическими справочниками, любил и хорошо знал поэзию.

Казалось, у него в голове был настоящий компьютер: он не только мог рассказать про любую книгу из хранилища библиотеки, но еще и по памяти точно воспроизвести, в каком разделе, на каком стеллаже и на какой полке она находится. Недаром о нем говорили, что он помнит все, называли «Эйнштейнбергом». Люди приходили в библиотеку, чтобы просто с Вениамином по-человечески пообщаться, настолько это было познавательно и интересно. На работе муж делал не только то, что входило в его прямые обязанности, но всегда стремился помочь, ответить на любой запрос, найти нужную книгу. Когда Вениамин перешел на преподавательскую работу, библиотека потеряла немало читателей.

Студенты очень ценили Штейнберга как наставника и друга, восхищались его начитанностью и обширными знаниями. Строгий, но справедливый, открытый, он всегда был рядом с ними – и в учебных классах, и в поездках «на картошку» в колхозы. Его блестящие лекции запоминались надолго. Уже после окончания учебы ребята присылали Штейнбергу поздравления, рисовали шутливые шаржи, делали благодарственные альбомы.

- А какие еще увлечения были у Вениамина Ароновича?

- Шахматы, футбол, музыка. Мы собрали большую коллекцию грампластинок – от Вивальди и Бетховена до «Модерн Токинг». Я сделала полный каталог записей, которые у нас есть. Любили слушать музыкальные произведения вместе. Постепенно удалось пристрастить Вениамина к спорту. У меня первый разряд по лыжам – я и супруга научила кататься! Конечно, получилось не сразу, но через некоторое время он стал заядлым спортсменом-лыжником. Очень любили ходить в настоящие походы – с палатками, рюкзаками, проводить время на природе. Много ездили по Карелии. Муж даже совершил сложное путешествие по северным морям на ладье «Клавдия Еланская».

Несмотря на скромные зарплаты, мы никогда не сидели на месте, посетили немало замечательных уголков в нашей стране, бывали на юге, за рубежом. Вениамин интересовался архитектурой, пока другие туристы отдыхали, мы везде заходили в соборы и храмы. Он прекрасно разбирался в иконописи и старинных фресках, мог рассказать множество историй в этой связи, называл события, имена. Меня это всегда поражало – откуда такие разносторонние знания? Побывали в Германии, Чехословакии, Англии и других странах, отовсюду привозили книги.

- В зрелые годы интересовался ли Вениамин Аронович еврейской историей и культурой?

- Несомненно. Как только в Петрозаводске образовалось общество «Шалом», мы сразу стали посещать разные мероприятия, сделались постоянными участниками встреч. Вениамин много читал по этой теме, размышлял, дома была Библия. Но вслух рассуждать о религии, вере он не любил.

Дружили в Петрозаводске с замечательными людьми, особенно близко – с Софьей Лойтер и Иосифом Гином, семьей Берманов. Марк Михайлович посвятил Вениамину немало шуточных стихотворений, они любили посмеяться, а всерьез написал мне однажды после смерти мужа, что «Веня был такой же непременной деталью Карелии, как Онежское озеро или белые ночи». Сейчас я продолжаю участвовать в еврейской жизни уже без мужа: являюсь волонтером общества «Хесед Агамим», общаюсь с подопечными.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker