Творчество

Публицистика

Россия – огромная многонациональная страна, в которой проживают сотни народов. К сожалению, у нас до сих пор существует множество национальных стереотипов, которые не в последнюю очередь касаются жителей Северного Кавказа. Так, бытует мнение, что предназначение чеченской женщины ограничивается исключительно ведением домашнего хозяйства, семейными хлопотами, соблюдением и сохранением многовековых религиозных традиций.

Однако, жизнь и активная общественная деятельность известного журналиста, преподавателя, эксперта по проблемам Северного Кавказа, доктора политических наук Шукран Саидовны Сулеймановой опровергает такой однобокий подход к видению роли женщины. Эта свободолюбивая, интересная блондинка своим примером ежедневно демонстрирует скептикам, что любая чеченка при желании может реализовать себя совершенно в разных сферах, не уставать совершенствоваться, развиваться, успешно интегрироваться в столице России и при этом продолжать уважать и передавать следующим поколениям традиции предков.

Уже более десяти лет Шукран Сулейманова рассказывает радиослушателям о культуре и истории родной Чечни. В ее студии всегда собираются интересные люди – политики, деятели искусства, культуры, ученые, все, кто не безразличен к судьбам Чечни и России. В трудное время, когда СМИ преимущественно сообщают о республиках Северного Кавказа в негативном ключе, Шукран находит силы и возможности доносить до людей информацию об интересных событиях в жизни родной республики, ее достопримечательностях, судьбах и достижениях замечательных представителей чеченского народа.

Член Союза журналистов России и Национального Союза политологов России, обаятельная горская женщина, Шукран Сулейманова имеет сильный характер: она не боится говорить в эфире правду, выражать и защищать собственное мнение, браться за самые сложные темы. Наверное, поэтому ей всегда охотно дают интервью руководители регионов, политики, общественные и научные деятели. К журналистке, достойной представительнице древнего чеченского рода, с большим уважением относятся профессионалы и простые люди, как в национальной республике, так и в Москве. Ее деятельность служит своеобразным мостом, направленным на преодоление общей негативной тенденции в информации о Чечне. Сулейманова прикладывает все силы, чтобы люди в России знали больше о великой культуре народов Северного Кавказа. Помимо прочего, Шукран – соавтор русско-чеченского разговорника.

Также и ее научная деятельность направлена на то, чтобы межнациональных конфликтов на территории России становилось меньше, а у народов нашей страны всегда находился ресурс для разрешения возникающих противоречий. Шукран Сулейманова – первая чеченка-доктор политических наук. Ее монографии «Национальная политика России и СМИ» и «Самоопределение народов Северного Кавказа в процессе трансформации формирования российской государственности: историко-политологический анализ», ряд статей посвящены проблемам роли информационного освещения в урегулировании межэтнических проблем в нашей стране и, конечно, в первую очередь автор на личном опыте анализирует ситуацию, связанную с родной республикой.

О том, трудно ли было горской чеченке, воспитанной в строгих традициях своего народа, начинать новую жизнь в Москве, и как ей удалось достичь успеха в профессии и научной деятельности, не забывая о воспитании детей, мы поговорили с Шукран Саидовной Сулеймановой в ее радиостудии.

- Шукран, расскажите, пожалуйста, об истории Вашей семьи.

- Мои корни – из Чеченской Республики, я родом из горного селения Энгеной Ножай-Юртовского района. Семья у нас была обычная по кавказским меркам: шестеро детей, причем я – младшая. Мой отец двадцать лет проработал председателем сельского совета - очень ответственная должность в советские годы! Он был очень уважаемым, мудрым человеком из древнего рода: его деда Мада-Хаджи считали святым, приходили к нему за советом. В те далекие времена он совершил паломничество пешком в Мекку и Медину и вернулся назад. Так же и к его потомку, моему отцу, который пользовался большим авторитетом в республике, постоянно приезжали домой люди разных национальностей, разного социального статуса, со всех уголков нашей большой страны для того, чтобы побеседовать с ним. Так что мы росли в доме, двери которого были открыты для всех. И с самого начала знакомились с другими культурами, обычаями, учились уважать их. При этом отец не стеснялся во время разговора выходить в соседнюю комнату для молитвы – он считал очень важным для себя следовать традиции. Это при том, что его отец, мой дед, был арестован и репрессирован!
По материнской линии не менее интересная картина: мой прадед был полковником царской армии. Я вспоминаю, как бабушка, выросшая во дворце, замечательно образованная и воспитанная, разговаривала с нами, детьми, на прекрасном возвышенном русском языке, до старости носила изящные кружевные платья, удлиненные шубки и тончайшее батистовое белье. А вот последующее поколение с головой ушло в революцию: именем моего родственника Сайханова даже названа улица в Грозном. Отца моей мамы арестовали по ложному навету и расстреляли, она его никогда не видела. Вот настолько наша семья колоритна и удивительна, в ней смешались эпохи, национальности, необычные судьбы, религиозные и политические взгляды. Мы помним, знаем и чтим историю и традиции нашего рода во всем их многообразии.

- А как Вас воспитывали родители?

- Отмечу сразу, что всем нам, шестерым детям, включая девочек, родители дали высшее образование – для них это было очень важно. При этом нас воспитывали очень строго, например, мне и сестрам не разрешали участвовать в песенных и танцевальных мероприятиях – это было не принято. Отец нас очень любил, но не баловал. Все в селении знали, что у него настоящий мужской характер, мог постоять и за себя, и за нашу семью. Он хотел, чтобы мы знали и уважали традиции нашего народа, вели себя соответствующим образом. В семье мы всегда говорили на чеченском языке, но в школе мы с первого класса изучали русский, все предметы преподавались на нем, так что у меня с детства оба языка – родные.

- Как Вы выбирали Ваш жизненный путь?

- Я поступила в Педагогический институт в Грозном на новый индустриально-педагогический факультет. Помимо общегуманитарных дисциплин, мы изучали достаточно сложные предметы – математику, физику. Вместе со мной учились не только чеченцы, но и представители русского народа, которые проживали в Грозном, мы все были как одна семья. После окончания института я по распределению два года работала в восьмилетней школе, преподавала девочкам рисование и труд. Потом вышла замуж, переехала в Москву. Сначала было очень тяжело адаптироваться к жизни в столице, среда казалось совершенно чужой, не было ни подруг, ни знакомых. Я родила двоих сыновей, некоторое время занималась их воспитанием в домашней обстановке. Постепенно круг общения расширялся, мне захотелось профессионально и личностно развиваться, расти. После этого моя жизнь изменилась.

- Как Вы пришли в журналистику?

- На самом деле, журналистикой понемногу я начала заниматься еще в Грозном, меня привлекали к молодежным программам. В Москве с 1999 года я начала по-настоящему активно работать в профессии – меня пригласили на радиостанцию «Чечня свободная», там я трудилась с первого дня ее существования. Эта работа позволила очень быстро приобрести много новых знакомств, контактов, совершенствовать навыки общения, больше узнать о московской политической и общественной жизни. Ежедневно я вела новостные передачи, круглые столы, авторские программы.

- А как Ваш муж относился к Вашим профессиональным успехам?

- Начнем с того, что в Чечне до сих пор многие браки заключаются не по любви между двумя людьми, а по рекомендации родственников. Когда приходит время девушке выходить замуж, часто подходящего кандидата ей подыскивают члены семьи. Так произошло и в моем случае: я прислушалась к совету старшей сестры. К сожалению, не всегда такие решения оказываются правильными. В первое время муж пытался убедить меня, что не стоит работать, лучше просто заниматься домашними обязанностями. Но я была не согласна с таким подходом. На определенном этапе мы разошлись, это было мое очень серьезное, взвешенное, продуманное решение. Для меня было важно поставить точку и начать новый этап жизни. Оказалось, что мы слишком разные люди. Я не побоялась решительного шага – развода - и считаю, что поступила правильно.

- Для чеченской семьи развод – это частое явление?

- В чеченских семьях до последнего прилагают все усилия, чтобы постараться сохранить семью, особенно, если у пары есть дети. Но я считаю, что раз отношения не сложились, супруги осознали, что у них разные дороги и взгляды на жизнь, не стоит затягивать и усугублять ситуацию, лучше мирно разойтись. Что касается детей, того, с кем они будут расти, тоже можно решить цивилизованным путем. В Чеченской Республике все больше женщин осознают, что лучше развестись спокойно, чем всю жизнь оставаться несчастливыми. Меня в этой ситуации поддержали все мои родные и близкие, помогли во всем, так что развод стал для меня не слишком тяжелым. Дети остались со мной, я занималась их воспитанием, старшему сыну сейчас двадцать два года, младшему – восемнадцать.

- А какие ценности Вы передаете в свою очередь Вашим детям?

- Мои дети родились и выросли в Москве, в моей родной республике они в силу обстоятельств бывают не очень часто. Я всегда учила их уважению к русской культуре, но стремлюсь, чтобы они знали и соблюдали также чеченские традиции. Очень важно проявление в них лучших мужских качеств предков. Воспитываю в них взвешенность, терпение, учу внимательно анализировать происходящие события, находить общий язык со всеми, кто рядом, уважать окружающих вне зависимости от их национальности или вероисповедания. Как всегда было в нашем роду, учу сыновей не возвышать свое слово над словами других людей, всегда договариваться, искать компромисс. Мечтаю, чтобы они стали достойными россиянами. Хочу, чтобы они осознавали, что родились в России, принадлежат этой стране и должны делать все для ее процветания.

- Вы сами часто бываете в Чечне?

- Обычно один-два раза в год. Хотелось бы чаще, ведь в Чеченской Республике у меня мама, много родных и близких людей, но работа не позволяет. У нас очень гостеприимные, радушные люди. Всегда угощают, накрывают столы, встречают радостно. Так что поездка на родину для меня праздник.

- Ваша московская жизнь и жизнь обычной чеченской женщины в родной республике сильно отличаются?

- Да, различия есть. Впрочем, как и при сопоставлении столицы со многими другими регионами России, зачастую это просто другая жизнь. Это касается всего: стиля в одежде, времяпровождения, общения, внутренней ментальности. Москва – город бешеного ритма, высоких скоростей. А в Чечне люди общаются неспешно, ходят друг к другу в гости… Москва предоставляет массу возможностей для творческого и профессионального роста, развития человека. Поскольку я живу без мужа, а дети подросли, то почти все мое время я посвящаю профессиональному и личностному самосовершенствованию, занимаюсь любимой работой и наукой, недавно защитила докторскую диссертацию. Еще в молодости я принимала участие в научных конференциях, семинарах. В силу объективных причин я особенно интересовалась межнациональными отношениями, политологией, моя работа на радио этому очень способствовала.

- Как эксперт в области межнациональных отношений, Вы считаете, что у центральной России и республик Северного Кавказа существуют ресурсы для мирного существования и развития?

- Они, безусловно, есть. Проблема в том, что существуют определенные круги, заинтересованные в нагнетании напряженности, спекуляции на теме межнациональных отношений, разжигания межэтнической розни. Руководители регионов не справляются со своими прямыми обязанностями, им удобно, акцентируя межнациональные несогласия и конфликты, уводить внимание от требующих реальных решений проблем. В ходе предвыборных кампаний межнациональные отношения активно разыгрывают, как козырную карту, с целью приобретения политических дивидендов. На человеческом уровне все совершенно иначе: я чеченка, училась в Москве в магистратуре, в докторантуре, много лет работаю на радио, всюду меня окружают люди самых разных национальностей. Никогда не было никаких столкновений, конфликтов. Наоборот, я знаю, что любого из них я всегда смогу попросить о помощи, а если будет нужно – и сама сразу сделаю все, что в моих силах для других людей. Мои сыновья учились в московской школе, но и там никогда не чувствовали к себе какого-то особенного внимания, дружили и общались со всеми, - они же россияне с чеченскими корнями.
На самом деле, нужно делать все возможное, чтобы люди больше знали о культурах и традициях друг друга, нормально общались. Разовые мероприятия бесполезны. Нужны регулярные молодежные встречи и форумы, фестивали, межвузовские обмены, контакты не только политиков, но музыкантов, поэтов, писателей. В подрастающее поколение нужно обязательно закладывать основы межнационального понимания, уважения и взаимодействия.

- В традиционном российском представлении чеченка – это молчаливая женщина в черном платке, сферой интересов которой преимущественно является домашнее хозяйство, жизни детей и мужа. А что на самом деле?

- Хочу обратить Ваше внимание на малоизвестный общественности факт: на протяжении истории женщины Чечни никогда не были жестко ограничены рамками семейных обязанностей. Я часто сталкивалась в Москве с тем, что чеченок воспринимают, как забитых молчаливых домохозяек. Но такого не было никогда – ни в советский период, ни сегодня. Почитайте книгу «Женщины Кавказа»: там подробно рассказывается о судьбах выдающихся женщин, которые сделали много добрых и полезных дел во благо России. Среди наших женщин - не только видные деятели культуры и искусства, но и выдающиеся ученые, политики. Среди них есть даже летчица! Чеченская женщина гораздо более раскрепощенная и свободная по сравнению с восточными женщинами, с которыми нас часто путают. Мы всегда имели возможность развиваться, становиться личностями, нас никто в этом не ограничивал. Конечно, в некоторых семьях в горных селах – очень строгие нравы и традиции, люди глубоко религиозны, но такое явление существует, наверно, у каждого народа.
Хочу напомнить вам, что недавно многострадальная Чечня пережила две военные кампании. Так вот, говорю совершенно искренне, когда в силу обстоятельств было страшно, чтобы мужчина лишний раз выходил из дома, наши женщины взяли на себя все: тяжелую работу, общение, примирение. Они буквально вынесли республику и семьи на своих плечах. На такое способны только очень сильные, выдающиеся представительницы прекрасной половины человечества. Таковы чеченки!

- Чего бы Вы, женщина многого самостоятельно добившаяся в жизни, пожелали читателям журнала «Работница»?

- Нашим российским женщинам я бы пожелала, чтобы им давали возможность чувствовать себя женщинами! Конечно, мы хотим развиваться, становиться самодостаточными, сильными, независимыми, но мужчины при этом почему-то начинают забывать, что мы в первую очередь – женщины! А для любой из нас, вне зависимости от того, живем ли мы в Москве или в Грозном, хочется еще чувствовать себя нежной, желанной, любимой, единственной. Поэтому я пожелала бы нам за стремлением к успеху и реализации амбиций не потерять ощущения женственности, дать мужчинам возможность проявить свое мужское достоинство, выразить любовь и заботу о нас.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker