Творчество

Публицистика

Среди евреев, в разное время уехавших из России в США, много ярких личностей, по-настоящему талантливых людей. Среди них есть те, кто посвятил долгие годы жизни активной деятельности по формированию и просвещению еврейской общины, возвращению к подлинным духовным ценностям и традициям.

Имена Григория и Инны Швец известны многим выходцам из России на Восточном побережье США. Эмигрировав из СССР тридцать два года назад, они многое сделали для того, чтобы у филадельфийской русскоязычной общины, которая тогда только начинала формироваться, появилось свое печатное издание — журнал «Шофар». Я беседовала с Инной Швец, которая для супруга Григория была не только любящей женой, но и опорой, единомышленником. За его здоровье и жизнь она боролась до конца, когда у других уже не оставалось надежды. А когда его не стало, все пожертвования, которые были перечислены в качестве цдаки в память об ушедшем муже, Инна передала в фонд «Уру Ахим» — группы, помогавшей Израилю приобрести машину скорой помощи на средства общины Большой Филадельфии.

Сегодня Инна Швец продолжает активную деятельность. Она не только редактирует газету, но и участвует в различных мероприятиях, сотрудничает со многими общественными организациями, оказывает помощь членам общины.

– Инна Иосифовна, что повлияло на ваше с мужем решение уехать в США?

– Признаюсь честно, что перед нами стоял непростой выбор. Дело в том, что для моего супруга Григория изначально существовал только один возможный вариант: репатриация в Израиль. В 1976 году он подавал документы в израильское посольство. Но тогда на его позицию повлияла мама — она просила Григория не уезжать в тот момент, волновалась за него. Дело в том, что с моим мужем в юношестве произошла трагедия. Он был блестящим молодым человеком, умным, красивым, добрым — все девчонки мечтали с ним дружить! Но в шестнадцать лет он, катаясь на велосипеде, угодил под грузовик. Остался жив, но перенес несколько серьезных операций, одну ногу отняли, вторая всю жизнь болела… Многие в такой ситуации опустили бы руки, раскисли, но не таков был Григорий! Вопреки всему, он успешно окончил школу, потом институт, подготовил кандидатскую диссертацию. По натуре он был боец! К тому же исключительно добрый, чуткий, порядочный. Он всегда всем интересовался, обладал глубокими знаниями в области литературы, истории, искусства, у него были обширная библиотека и замечательные коллекции, он великолепно пел. Когда мы с ним поженились, то приняли решение эмигрировать в США, потому что к отъезду в Израиль, честно признаюсь, я была тогда не готова. А в США были родственники, друзья… Гриша меня очень любил, поэтому мы переехали именно сюда.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, родителях.

– Мой папа воспитывался в семье с настоящей еврейской духовностью. В 12 лет он остался сиротой, был направлен на рабфак, потом учился, защитил диссертацию, стал преподавателем в Институте тонкой химической технологии, даже членом партии был! Об открытом соблюдении еврейских обычаев в те времена и речи быть не могло. Зато дома, за закрытыми дверями, в узком кругу семьи мы отмечали праздники, говорили о еврейской культуре и жизни. О соблюдении традиций папа мне однажды сказал очень мудрые слова, которые я пронесла через всю жизнь: «Ты должна знать, что ты должна делать. И делать то, что ты можешь». Я до сих пор стараюсь жить в соответствии с этим правилом. Папа, эмигрировав в США, стал религиозным человеком, ходил в синагогу любавичских евреев, был похоронен по еврейской традиции.

– Как вы стали издавать журнал «Шофар»?

– В те далекие годы эмиграция в США была в основном еврейская. При этом на Восточном побережье ощущалась острая нехватка печатных изданий, источников информации о еврейской жизни. Община как таковая только формировалась. К этому моменту существовала газета «Новое русское слово», во главе которой стоял журналист А. Седых, а после приезда из Израиля издателя И. Винокурова появилась газета «Мир». Между тем прибывали новые эмигранты, общественная жизнь начала бурлить. Связи между представителями еврейской эмиграции были разрозненными, хотелось собрать и укрепить общину, дать больше информации об истории, традициях и культуре нашего народа. Григорию по приезде была предложена от государства пенсия по инвалидности, он отказался от нее, честно отработал инженером, потом мы начали наш издательский проект. «Шофар» стал новой вехой для нас, позволил вести активную просветительскую деятельность среди русских евреев в США, возрождать настоящую общинную жизнь.

– Трудно ли было заниматься этим издательским проектом?

– Поначалу, конечно, было непросто. Остро ощущалась нехватка материалов, ведь тогда еще не было Интернета, мы еще не были знакомы с авторами и многими членами общины. Но достаточно быстро журнал становился популярным, его читали, статьи обсуждали, в редакцию начали поступать материалы и сообщения из разных городов и стран. С самого начала мы задали для журнала очень широкий круг тем и вопросов, нашими гостями становились интересные люди, мы публиковали статьи на общественно-политические, культурные темы, способствовали формированию у людей еврейской самоидентификации. У тех, кто приезжал из СССР, не было элементарных знаний о еврейских традициях. Мы популярно рассказывали о еврейских праздниках, истории и традиции нашего народа. Мы хотели, чтобы «Шофар» стал реальным объединяющим началом, укрепил общину, способствовал взаимодействию ее членов, пробудил в них интерес к своим корням. Мне кажется, у нас это получилось. Но в связи с обострением болезни Григория издание журнала, к сожалению, пришлось прекратить.

– Я знаю, что вы с мужем неоднократно бывали в Израиле. Расскажите, пожалуйста, о впечатлениях от этих поездок.

– Уже живя в США, Григорий неоднократно предлагал мне совершить алию в Израиль. Он беззаветно любил эту страну, гордился ее достижениями и был предан ее народу. Наша первая поездка стала настоящим событием для нас обоих. У меня было одно желание: встать на колени на этой земле, настолько приезд в Израиль был для меня эмоциональным. Здесь все было родное, наше! После возвращения в США я начала учить иврит. Несмотря на то, что давно живу в США, здесь у меня нет такого чувства. Я уважаю и люблю Америку, но не ощущаю здесь своих духовных корней. У нас с мужем никогда не было «интереса» к Израилю, это было подлинное восхождение на духовную родину предков. И мы старались рассказывать о Святой земле на страницах журнала. Целые развороты были посвящены истории и современности Израиля.

– В качестве журналиста вы провели несколько недель в Армии обороны Израиля. Как вы решились на такой шаг?

– Я действительно «служила» в ЦАХАЛе как волонтер и журналист. Поехала туда по программе Sar-El, которая давала возможность тысячам добровольцев из десятков стран мира внести свой вклад в защиту интересов Израиля. Мы жили на базе в военной части, ходили в столовую вместе с солдатами и офицерами. Каждый день начинался с раннего подъема, потом мы ехали на полигон чистить и приводить в порядок ракеты. Мы участвовали в жизни военных, для меня это было очень важно. Особенно запомнились задушевные вечерние беседы с израильскими солдатами, они дали возможность больше узнать о жизни людей и страны «изнутри». После этой поездки я подготовила для «Шофара» несколько журналистских материалов.

– Сегодня вы — общественный редактор популярной в Филадельфии газеты «Еврейская жизнь/Община». Расскажите, пожалуйста, об этом издании.

– В некотором роде работа в «Еврейской жизни», которая начала издаваться в 2000 году, является для меня продолжением работы в «Шофаре». Издателем выступил Виталий Рахман. Для него идея создания русскоязычной еврейской газеты для общины стала по-настоящему альтруистическим порывом, который удалось воплотить в жизнь. Во многом наше издание имеет те же просветительские цели и задачи, что и «Шофар»: мы рассказываем о жизни общины, еврейских традициях и праздниках, интересных людях, освещаем политические события, обязательно публикуем статьи о культуре и духовности человека. Газета уделяет большое внимание религиозным темам, рассказу об исторических событиях и выдающихся представителях еврейского народа. Наши авторы живут не только в США, но и в России, Израиле. У газеты активная обратная связь с членами общины. «Еврейская жизнь» — единственное в своем роде издание в Америке, которое не имеет дотаций и живет исключительно на средства, получаемые от рекламы. Сегодня тираж издания — 3 тысячи экземпляров, газета распространяется бесплатно. Общественно-просветительская деятельность, начатая вместе с Григорием, продолжается и сегодня.

– А журнал «Алеф» в США русскоязычные члены общины читают?

– Конечно! Я, например, являюсь подписчиком журнала с первых его номеров, когда он в 1981 году начал издаваться в Израиле при поддержке благотворительной организации Chamah, и по сей день. «Алеф» знакомит русскоязычных читателей с историей и традициями еврейского народа, с основами иудаизма, с нашими праздниками и траурными датами, со знаменитыми еврейскими деятелями прошлого и настоящего, с героической историей Государства Израиль и с тем, что сейчас представляет собой наша еврейская страна, с острыми проблемами ее сегодняшнего дня. Лично для меня «Алеф» всегда остается образцом того, каким должно быть солидное еврейское издание.
Трудно переоценить ту роль, которую сыграл «Алеф» в становлении еврейской самоидентификации эмигрантов и репатриантов из бывшего СССР. Сегодня среди авторов «Алефа» — российские журналисты и деятели культуры, которые рассказывают нам о еврейской жизни в России, об интересных новинках российской культурной жизни и о многом другом. Так что «Алеф» у нас любят, читают, и это помогает объединению евреев, живущих в разных странах мира.
Мне хочется от всей души пожелать коллективу замечательного журнала дальнейших успехов на выбранной им ниве, не опускать планку, всегда оставаться таким же популярным и востребованным изданием.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker