Творчество

Публицистика

Имя замечательного педагога, заслуженного работника образования РК и директора Карельского государственного краеведческого музея Михаила Леонидовича Гольденберга широко известно не только в Карелии, но и за рубежом. В 27 лет его назначили директором школы, потом молодой ученый стал преподавать в Петрозаводском педагогическом университете. "Я знаю, как надо преподавать историю, - говорит он. - Надо быть интересным! Скучным быть никак нельзя".



Человек широких взглядов, обладатель отличного чувства юмора, историк и страстный футбольный болельщик, Михаил Леонидович всегда прививал своим ученикам нетривиальный взгляд на историю цивилизаций, учил думать, анализировать и сопоставлять факты, пробуждал интерес к истории разных народов. На его занятиях действительно никому не бывает скучно!

А несколько лет назад он поставил в тупик многих специалистов, обнаружив во время экскурсии в Париж шокшинский, а значит, - карельский, а не финский! - малиновый кварцит в гробнице Наполеона, указал французским коллегам-музейщикам на ошибку. Михаил Леонидович увлекался поэзией Державина и исследовал хитросплетения его судьбы, участвовал в Державинских чтениях. Создал учебник по истории Петрозаводска. И многих соотечественников просветил в области проблемы Холокоста, дважды пройдя специальные курсы в израильском музее-мемориале Яд-Вашем. Сегодня М.Л.Гольденберг является русскоязычным партнером Стивена Спилберга, помогая ему собирать и анализировать свидетельства жертв "еврейского вопроса".

Пять лет Петрозаводскназад историк согласился возглавить Карельский государственный краеведческий музей - один из старейших центров культуры Северо-Западного региона России - и вывел его на европейский уровень, представив в многочисленных залах не только уникальные экспонаты, но и оснастив здание мультимедиа ресурсами. А еще оборудовал специальные залы, в которых школьники могут "вживую" изучать историю, чувствовать себя охотниками и шаманами, погрузившись в особое временное пространство древней игры, устраивать ролевые танцы с бубнами, рисовать и расшифровывать петроглифы. Все это находится в русле нашего непростого времени перемен. Не удивлюсь, если вскоре именно Краеведческий музей во главе с неутомимым Михаилом Леонидовичем станет настоящим духовным центром Петрозаводска.
Карта Олонецкой губернииГаврила Романович Державин - первый наместник Олонецкой ГубернииУ здания музея существует многовековая славная история. Когда-то именно на Круглой площади города проводил собрания и встречи губернатор Олонецкой губернии Г.Р.Державин, многочисленные его друзья-поэты читали стихи, в этих зданиях позже звенело Музыкальное общество. Зал Благородного собрания напоминает о далеких славных временах, традиция которых продолжается сегодня.

В 1871 году при содействии губернатора Г.Г.Григорьева (внебрачного сына графа Г.В.Орлова) именно в этих легендарных стенах был основан первый музей на карельской земле. Сегодня это уникальное историческое место: старинные здания и Губернаторский парк образуют уникальный архитектурный ансамбль, который осуществляет реальную преемственность поколений в Петрозаводске и служит центром исторического притяжения города и всей республики.

О методах и мотивах работы Михаила Гольденберга - ученого, преподавателя, доцента Карельской педагогической Академии и директора краеведческого музея, - а также о его жизни и истории семьи с необычной фамилией, я смогла узнать больше, побеседовав с ним во время моего последнего приезда в Петрозаводск.



- Михаил Леонидович, почему Вы связали жизнь именно с Петрозаводском? Ваши родители совсем из других краев...

- Все пути судьбы: мой папа родился в Киеве, а мама родом из Винницы. Но я считаю себя местным: родился в Петрозаводске, а в недельном возрасте был увезен в необычное местечко Хуухканмяки, что в Лахденпохском районе Карелии, недалеко от финской границы. Название населенного пункта, между прочим, oзначает "совиная гора". Детство было кочевое: отца переводили из одного карельского военного гарнизона в другой, мы с мамой, естественно, следовали за ним. Осел в Петрозаводске я в 1966 году. Так что, Карелия - моя родина, это настоящий перекресток культур и цивилизаций. Как моя семья здесь оказалась? Мои родители - дети войны, которые от нее очень сильно пострадали. Стена в доме моего отца в Киеве была пробита пулями от авиаударов. Между прочим, он ушел на войну, когда ему было только 16 лет. В обществе до сих пор жива иллюзия, что евреи - не воевали. Но судьба могла быть по отношению к отцу еще более жесткой: он призвался в августе 1944, а в сентябре был Бабий Яр! Могло не быть на свете ни меня, ни моих детей. Я все время помню об этом.

- Наверно, не случайно Вашего сына зовут Дан...

- Да, я ему всегда говорю, что его рождение - чудо, он мог и не родиться. Так получилось, что его день рождения - 29 сентября 1992 года. А 29 сентября 1941 года случился Бабий Яр! Я с раннего возраста рассказывал ему историю этой страшной трагедии, от которой нашу семью спасло чудо. Поэтому и имя сына непростое, судейское... Я понимал всю ответственность.

- А где повстречались Ваши родители?

- Военное время: они познакомились в Казахстане. На станции "Сары-Озек", которая описана в произведениях Чингиза Айтматова. Они были очень юными. Мой отец, ученик седьмого класса, в первый же день обратил внимание на красивую ученицу-мою будущую маму, решил, что она станет его женой. Но они учились в разных классах. Директором школы тогда был Федор Никитич Цой. Мой отец примчался к нему, разговаривал с ним, директор проявил редкое понимание и перевел его в класс, где училась мама. Вскоре он вошел в ее семью, мамины родители старались заботиться о нем. Папа, несмотря на то, что был очень мягким, душевным человеком, умел добиваться своего, проявлял принципиальность. Он рано повзрослел. В своей семье был за кормильца - надо было помогать маме, поднимать сестренку, младше на десять лет...

- Ваш отец к удивлению многих стал танкистом?

- Именно так! После окончания войны мой отец Леонид Гольденберг был советским офицером, танкистом, позже заведовал Домом офицеров. Родственников и знакомых за рубежом такое профессиональное самоопределение просто повергало в шок. Особенно в еврейском сообществе: они считали, что такого быть не может! Профессии врача или адвоката воспринимались намного спокойнее.

- В иерусалимском музее Вад-Яшем Вы проходили курс по проблемам Холокоста?

- Именно, в Иерусалиме я стажировался дважды. А еще я стажировался и преподавал в университете Южной Калифорнии, который курирует проект связанный с Холокостом. Познакомился со Стивеном Спилбергом, режиссером знаменитого "Списка Шиндлера". В 2006 году именно по его приглашению я прибыл в США. Спилберг создал колоссальный архив свидетельств жертв Холокоста, который хранится в Южно-Калифорнийском университете.

Куратору проекта г-ну Гринбергу был нужен методический анализ записей от русскоязычных специалистов. Поскольку я по профессии историк, ученый-методист, я смог принять участие в этом проекте. Это было тяжело и страшно: мы целыми днями слушали записи живых свидетелей Катастрофы! И так три недели подряд. Это при том, что в моей семье тема Холокоста всегда была очень болезненной. Из США я привез пять полноценных записей свидетельств жертв Холокоста - наших соотечественников, еще тремя со мной поделились коллеги. Уже на основании этих документов возможно полноценное исследование. А еще я всегда помнил, что среди шести миллионов убиенных - 30% - жители СССР, значит - мои соотечественники. Поэтому я много работал над этой темой, контактировал с Аллой Гербер, фондом "Холокост" в Москве. Сейчас я поддерживаю контакты со многими учеными в мире, занимающимися этой проблематикой.

-Вы принимали самое активное участие в подготовке и проведении семинаров по истории Холокоста в Петрозаводске...

- Да, в этом направлении мы провели большую совместную работу с московским Фондом "Холокост". Дело в том, что в массовом сознании существует эффект удаления от события, при котором с годами память и знание о явлении тускнеет, меркнет, потом - исчезает. В отношении Холокоста я считаю это недопустимым. Сначала я участвовал в организации серии семинаров и круглых столов для карельских учителей истории. В Петрозаводске состоялась презентация документального фильма "Тень свастики", призванного напомнить о страшных событиях прошлого. А еще через многие препоны мы добились попадания термина "Холокост" в школьные учебники для россиян, я считаю это очень важным. Многие дети, вставая со школьной скамьи, не знали, что такое Холокост. Мы дали в учебнике истории определение явления, рассказали о нем. Еще я принял участие в проведении конкурса работ среди соискателей на эту тему, представлял в Петрозаводске шведскую книгу на русском языке "Расскажи об этом детям". В рамках проекта читал лекции о Холокосте для местного общества "Шалом"... На мероприятия в Петрозаводск приезжали члены общества "Холокост" из Москвы - Алла Гербер, Илья Альтман, Александр Брод, которые оказали нам большую помощь и поддержку.

- Актуально ли рассказывать современным студентам об Освенциме?

- Более, чем! В Петрозаводске еще живы люди, у которых Холокост отнял родственников и близких. Я устраивал встречи в Петрозаводске с бывшим узником Белостокского гетто, лагерей Освенцим и Маутхаузен, живущим в Петрозаводске, - Семеном Бекенштейном. Еще у меня есть план отвезти на экскурсию в Освенцим неравнодушных студентов Петрозаводского университета - они должны видеть и знать настоящую историю!

- Вам интересны культуры других народов?

- Естественно. Я живу в Петрозаводске, уже пять лет руковожу местным Краеведческим музеем. Считаю обязательным для себя знать обычаи и традиции жителей республики: карелов, финнов, вепсов, саамов. Мне интересны разные традиции и культуры. По линии Ассоциации преподавателей истории я объехал разные страны мира, учился в Гааге, обменялся опытом с многочисленными зарубежными учеными. Мне кажется, все беды в мире - от плохого знания других культур и народов.

- Почему Вы решили возглавить Карельский государственный краеведческий музей?

- Можно сказать, меня просто "двинули на дело", а я не счел возможным отказываться. Я по специальности методист, много времени посвятил музейному делу. Долго занимался музейной педагогикой. Музейная экспозиция создается единовременно лет на тридцать - я рискнул создать ее в местном Краеведческом музее, несмотря на многочисленные сложности. Историческое здание было в ужасном состоянии. Мы сушили стены, заново ремонтировали залы, делали перепланировку, ставили противопожарную сигнализацию и видеокамеры.

К юбилею Республики Карелия мы широко распахнули двери музея на площади Ленина. В сегодняшней экспозиции множество ценных экспонатов. Это памятники карельского старообрядчества, уникальные старинные украшения, мечи из эпохи викингов, спил сосны многовековой давности, артефакты из истории Александровского завода, древнейшие плиты с петроглифами... А также редкие бутыли, в которых содержались излюбленные алкогольные напитки губернаторов!

Тем не менее, сегодняшняя экспозиция далеко не полная, многие ценные экспонаты до сих пор в запасниках. Еще не открыты залы по истории девятнадцатого и двадцатого веков. Приходят ветераны и спрашивают: "А где история партизанского движения в Карелии?" Над этим мы еще будем работать. Тем не менее, показатель эффективности нашего труда - многочисленные экскурсии, на которые приезжают люди из разных уголков России и из-за рубежа, приходят школьники и студенты. Не может не радовать тот факт, что количество посетителей за последние месяцы ощутимо возросло. Мы не только сделали перепланировку здания, но и разработали фирменную символику музея. Обучили экскурсоводов, которые способны увлекательно рассказывать историю экспонатов около каждого стенда! Вы же понимаете, организовать экскурсию в музее - очень сложно, это разовое соприкосновение с посетителем, который, возможно, прибывает издалека. У экскурсовода нет права на ошибку, это однократная схватка, которая навсегда запомнится посетителю. Наша задача, - чтобы гость заинтересовался историей края, остался довольным увиденным и услышанным.

- В залах музея есть возможности и для школьников реализовать себя в новом качестве...

Теперь в залах музея на подземном этаже школьники играют в ролевые игры, ненадолго превращаются в настоящих воинов и шаманов. Мне кажется, что музей, в котором ничего нельзя трогать руками, утратил свой смысл. У нас школьники осваивают древние орудия труда и войны, изучают старинные памятники, учатся ходить по лабиринту, слушают народную музыку, тренируются в изображении петроглифов, осознают себя совершенно в другом качестве. Это стимулирует творческие способности. Еще существуют различные мультимедиа возможности для индивидуальной работы. Музей - это не только мостик между поколениями, которые плохо знают и понимают друг друга, но и шанс глубоко погрузиться в историю родного края. Мне такой подход кажется замечательным и перспективным.


 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker