Творчество

Публицистика

Смешение благородных кровей: "Я - потомок Столыпиных и Случевских"...

С Николаем Владимировичем Случевским мы пьем кофе в центре Москвы, в небольшой, уютной кофейне. В ней все, даже "яти" в меню, пропитаны стариной: это любимое место для встреч "русского американца", потомственного дворянина Случевского - ему здесь комфортно. Передо мной сидит высокий голубоглазый человек, в котором перемешалось несколько российских дворянских кровей - правильный профиль, длинные нервные пальцы и благородная седина нелишние тому доказательства. Несмотря на то, что Николай Случевский родился в Сан-Франциско и закончил знаменитый университет Беркли, а в его русской речи уловим заокеанский акцент, он считает себя русским. Много десятилетий он жил, не отрекаясь от российских корней даже в американских реалиях. 


 1  Судьба рано или поздно приводит к истинному призванию: правнук знаменитого реформатора Петра Столыпина (по материнской линии) и не менее знаменитого в свое время поэта Константина Случевского, у которого учились мастерству символисты и  акмеисты (по отцовской) вернулся на родину предков. Он не собирается оставаться здесь в статусе заграничного гостя - как раз сейчас оформляет вид на жительство. Скитаться - надоело. С начала года был в России пять раз, уезжал-приезжал, хочется остаться на длительный промежуток - предстоит многое сделать!

Бабушка Николая Случевского, старшая дочь Петра Столыпина, Мария после революции с мужем Борисом фон Боком и дочерью Екатериной жила в Литве. Революция разбросала родственников по всему миру - однажды фон Боки собрались в гости к брату мужа, известному иезуиту и профессору (в прошлом посланнику России в Ватикане) Николаю. Когда наступило время собираться обратно в Литву, заключенный между Россией и Германией в 1939 году пакт Молотова-Риббентропа сделал возвращение невозможным.

Потомки Столыпина перебрались в Польшу, где обосновались заново, купили имение "Франческова" и проживали там до 1945 года. Именно там Екатерина фон Бок впервые вышла замуж и родила сына - Германа фон Ренненкампфа. Дальше наступила череда новых испытаний и трагических обстоятельств в жизни семьи: скончался муж Екатерины, ужасы войны вновь вынудили к бегству.

Оказавшись в Австрии, внучка Столыпина вышла замуж вторым браком за Владимира Николаевича Случевского, выпускника Первого Русского Кадетского корпуса имени Великого Князя К.Романова в Сербии, а также белградского Политехнического института, внука великого русского поэта Константина Случевского. Владимир Случевский родился в Царском Селе, вынужден был с семьей эмигрировать через Крым, как многие русские дворяне первой волны эмиграции, с армией Врангеля попал в Сербию... Его мать умерла довольно рано, а отец пропал без вести. "Между прочим, мой дед Николай был инженером, одним из основных строителей Мурманска! - с гордостью рассказывает Николай Случевский. И продолжает с горечью, - Вероятно, за свои достижения он был расстрелян в Петропавловской крепости"... Кстати, Николай назван именно в честь безвременно ушедшего деда-инженера.

Но бедствия семьи на этом не закончились: после была Германия, лагерь для перемещенных лиц. В 1948 году Случевским удалось эмигрировать в США. Там и родился мой собеседник Николай Случевский, в крови которого поровну политики и поэзии.

Жизнь в США не была для дворянской семьи безоблачной: Владимир не чурался любой работы, пока наконец не устроился инженером-механиком в окрестностях Сан-Франциско. Мария Петровна Столыпина, бабушка Николая Владимировича, между тем написала мемуары о знаменитом отце, которые вышли в Америке на русском и английском языках. Вместе с мужем она похоронена на православном сербском кладбище.

Потомки Случевских и Столыпиных часто встречаются в разных городах мира. Но общение со Случевскими, по словам Николая, - всегда более теплое, домашнее - встречи происходят в основном в России и Эстонии. До недавнего времени Николай и не подозревал о том, что у него столько родственников по линии отца! Профессор американского колледжа Татьяна Смородинская, которая писала книгу о Константине Константиновиче, подсказала ему, что у него есть родственники в Петербурге. Так Николай познакомился с Софией Федоровной Случевской и ее мамой Надеждой Семеновной, именно с этими российскими родственниками переписывалась долгое время его мама. Николай поехал в Петербург, очень подружился с новыми родственниками.
Потом исследовательница творчества К.К.Случевского в Нарве Ирина Евгеньевна Иванченко вышла на Николая, они стали активно общаться, и уже через год организовали первый небольшой съезд Случевских... Тогда по приглашению Николая в Эстонию приехала его двоюродная сестра Мария Чиканьяни, она из рода Волконских, но ее муж - итальянец. Поскольку двоюродный брат Марии Петя Волконский живет в Эстонии, все Случевские объединились в Нарве, получилось сентиментальное, приятное общение с театральными выступлениями.

Сейчас семейное древо Случевских ветвится и ширится, находятся новые родственники. В Москве нити рода Случевских перекрещиваются с Воронцовыми и Лермонтовыми... Ольга Константиновна Случевская, прабабушка ныне здравствующей Анастасии Воронцовой, родная сестра поэта, была знаменита тем, что написала первую в России книгу о вегетарианском питании "Я никого не ем" - 365 рецептов на каждый день года! Как ни странно, среди современных потомков Случевских - абсолютное большинство женщины. Николай и Петр в этом славном роду - в меньшинстве. Тем не менее, Николай искренне рад, что история рода Случевских проясняется. Несмотря на то, что многие факты установить трудно - сказываются эмиграция и годы репрессий...

Когда Ирина Иванченко по своим обстоятельствам приехала в США, Николай Случевский решил передать ей для разбора свои архивы - многочисленные ящики, которые у него в доме хранились. До сих пор эта исследовательница рода Случевских не может простить Николая, что он так долго не разбирал хранившиеся у него дома материалы! Ирина создала каталог архива Николая Случевского. Среди прочих раритетов, в нем вдруг открылись две так называемые "гостевые книги" с автографами гостей дома - одна из них датирована 1936-1946 г.г., берлинским периодом жизни семьи. Отец Николая Случевского как раз до войны приехал из Сербии по приглашению его матери и жил с ней в Берлине во время самых страшных бомбежек. Примерно половина архива погибла тогда, но эта книга уцелела. Там оказались десятки знаменитых имен: например, несколько строчек нот и подпись "Сергей Прокофьев", маленькая повесть на страницу, автор которой - Владимир Набоков, автограф Анны Павловой... Сейчас Случевские намерены издать эту книгу с комментариями.

Кроме того, настоящим сокровищем, как выяснилось, оказался гобелен, размером полметра на полметра, который всегда висел над роялем Николая - он его помнит с детства. Через музей Пушкина, Эрмитаж была проведена экспертиза ткани - оказалось, потомок Случевского хранит единственный прижизненный образ Ганнибала в юности! Такие порой совершаются находки в архивах потомков.

А вот заграничные потомки Столыпина, наоборот, не ощущают себя русскими, очень боятся того, чтобы имя великого предка не превратилось в модный конъюнкурный бренд, они не хотят маркетинга на его имени. Дмитрий Столыпин, внук Петра Аркадьевича, живет в Париже, он очень болен. Его супруга - француженка, дети несколько раз были в Москве, внуки, к сожалению, уже практически не говорят по-русски...
Среди русской эмиграции в Европе были довольно типичными случаи, когда русские дворяне боялись внедренных российских агентов. Поэтому итальянские потомки великого реформатора сознательно стали стопроцентными итальянцами, у них другое мировоззрение. На итальянских просторах дворяне Столыпины перекрестились с прямыми потомками Данте Алигьери! "С ними мы стали близки по замужнему родству дочери сестры моей бабушки, Мэри. Мою работу в России эти родственники не поддерживают", - с грустью констатирует Николай. - Они совершенно не разделяют советской власти и новой российской власти, хотя это спорный вопрос".



Из рода Столыпина: "России нужны реформы!"

Николай Случевский рассказывает, что Россия и события в ней всегда были в центре внимания его семьи, несмотря на то, что она находилась далеко от родины и афиширование русских дворянских кровей в Америке не сильно приветствовалось. В семье говорили по-русски, и для маленького Коли именно этот язык стал родным. По воскресеньям он ездил в Сан-Франциско в русскую приходскую школу при православной церкви. Его наставником был легендарный Иоанн Шанхайский! "Я помню его посох на моей спине! - со смехом говорит Случевский. - Но это был удивительный человек, всегда с улыбкой". Он был озорным и любопытным, шаловливым ребенком, поэтому ему частенько доставалось от наставников. Но и сегодня Николай с теплотой вспоминает Иоанна Шанхайского, частенько в Тихоно-Задонской церкви в Сан-Франциско, где когда-то основал приют владыка, участвует в напутственных молебнах в его честь...

С момента отъезда из родного дома и поступления в Беркли до сравнительно недавнего времени Николай очень редко говорил по-русски. Он много лет проработал инженером в военной отрасли. Потом что-то поменялось в жизни - привычная рутина дала сбой, правнук Столыпина стал навещать родственников в России, задумался о программе политических реформ... и однажды он встретился с Михаилом Маргеловым, председателем Комитета по международным делам в Совете Федерации России.

Состоялся важный и интересный разговор, Случевский понял, что может сделать нечто полезное для своей далекой родины. Он не боится того, что прежде не занимался такими масштабными политическими проблемами. "По образованию я инженер и убежден, что у любой задачи может быть решение. Ключевое - именно постановка задачи! С этим в России всегда были проблемы", - считает потомок Столыпина.

Николай Владимирович начал работать над программой Столыпинского мемориального центра развития и реформ, все больше и больше людей подключаются сейчас к этому проекту. Главный штаб центра будет в Москве, филиал - в Петербурге. В составе центра планируется создание трех подразделений: музея-архива, института развития государственных реформ и института образования.

Николай Случевский убежден в необходимости диалога между Россией и США и наличии потенциала для ведения эффективных переговоров с обеих сторон. Его родственники работают в команде Обамы, он сам общается с представителями высоких кругов российской элиты. Потомок политика и поэта, русский дворянин американского происхождения хотел бы видеть себя мостом, соединяющим две ментальности, две непохожих страны.

Случевский считает, что на вершине государственной системы России немало способных людей, которые пронзительно точно понимают всевозможные задачи, вызовы национальным российским интересам и национальной безопасности, тугой узел демографических проблем. Но реально осознает всё это очень тонкий слой управленцев. А вот под ним - среднее звено бюрократии, которое способно затормозить любое движение. Так было в царской России, при большевиках, в советское время, так есть сейчас - ничего не изменилось, по мнению моего собеседника! Бюрократия и коррупция - страшный тормоз любого развития. При этом коррупция - это вовсе не единичные факты преступных действий персоналий. Она масштабна настолько, что втягивает значительную долю взрослого населения России, начиная, например, с дачи взяток сотрудникам ДПС.

"Все участники этой порочной цепи становятся ее заложниками. Я считаю, что вовлеченность в коррупцию - предательство интересов России. У людей душа начинает болеть за личную выгоду, но никак не за судьбу страны!" - сетует Николай Владимирович и делает неожиданный вывод. - При этом самые высокие лица государства тоже, как ни печально становятся заложниками этой системы, не могут выйти из нее. Я полагаю, что 80% населения России до сих пор живет в Советском Союзе! Причем, не в идеологическом смысле, а в бюрократическом!"

В России, по мнению Случевского, очень низкий уровень законопослушания, по сути - законы существуют лишь для среднего класса: богатые могут себе позволить откупаться, бедные озабочены исключительно снисканием хлеба насущного. А прослойка среднего класса является очень тонкой. Коррупция в России препятствует формированию и росту среднего класса.

"Вопрос будущего России весьма жёсток: есть ли у нас два поколения, чтобы успеть изменить неблагоприятный ход событий? Я считаю, что нет! Я чувствую свой исторический долг перед моей исторической Родиной, моя душа болит за ее будущее.

Мне думается, что времени - максимум лет пятнадцать, чтобы попытаться ситуацию комплексно изменить... Нельзя забывать тяжелый опыт 1917 года, трагедию революции. Повторения недопустимы", - говорит потомок Столыпина. - Одной из главных задач столыпинских реформ в свое время было - укрепить низы, другими, не менее важными, стали юридическая реформа и борьба с коррупцией. Столыпин интуицией великого политика чувствовал, что в обществе и в экономике необходимы перемены для того, чтобы в стране не было революционного взрыва".

Правнук Столыпина приветствует обращение нового российского Президента к гражданину в первую очередь. Он считает символичным, что в своем первом Послании к Федеральному Собранию от 5 ноября прошлого года, Президент России Д.А.Медведев, юрист по образованию, прогрессивный, либеральный политик, процитировал Столыпина, сказав, что "прежде всего надлежит создать гражданина, и, когда задача эта будет осуществлена, гражданственность сама воцарится на Руси. Сперва гражданин, а потом гражданственность. А у нас обыкновенно проповедуют наоборот". Лидер большевиков Владимир Ленин в 2009 году говорил, что реформы Столыпина не должны быть успешными, иначе никому не будет нужна революция, - в этих словах звучит презрение к народу, последствия этого - налицо. Президент Медведев в своем Послании отмежевывается от такой позиции, делая шаг навстречу гражданам.

К слову сказать, среди потомков великого реформатора никто не верит, что Столыпина убили левые. "Возможно, причиной его смерти стала как раз активная борьба с коррупцией, - говорит Николай Случевский. - Если рассекретят однажды архивы ВЧК, я уверен, они сохранились, мы можем узнать истинных виновников и причины гибели моего прадеда".

Удручает потомка Столыпина и состояние российской духовности. При том, что по-прежнему на высоте театр, балет, общий культурный уровень россиян шокирует. Николай Владимирович для того, чтобы лучше узнать российскую жизнь, всегда пользуется только общественным транспортом, разговаривает с людьми в маршрутках. "Вот так поговоришь с этими бедными людьми и поймешь, что им не до театра, только бы выжить!" - сетует Случевский. На его взгляд, православие может стать одной из основ развития России. Но вместе с тем, на его взгляд, надо развивать в обществе толерантность, поскольку на территории России проживают люди с разными корнями и вероисповеданиями. Так в Казани с одной стороны - собор, с другой - мечеть... Важно иметь уважение друг к другу и понимание.

Правнук Столыпина считает, что многие проблемы России оттого, что до сих пор не выработана так называемая "русская идея", о которой писал еще Николай Бердяев в XIX столетии. Никто с тех пор не разрабатывал всерьез вопрос о сути национального самосознания. А между тем, при отсутствии такой идеи в обществе наступает разброд и упадок, поскольку людей ничего не связывает между собой... Как раз выработкой национальной идеи и планирует заняться в ближайшее время Столыпинский центр. Культура, политика, гражданское общество, - взаимосвязанные явления, поэтому все возникающие проблемы необходимо решать комплексно.


Наследник Случевского: я тоже пишу стихи!

В роду Случевских - несколько потомственных увлечений. По петербуржской линии - все Случевские - психиатры. По орловской ветке - священники. А вот по американской мужской линии, как выясняется, - поэты!

Знаменитый прадед Случевского, поэт Константин Константинович, собирал на своих "пятницах" самых выдающихся поэтов Серебряного века: его гостями были В.Брюсов и К.Бальмонт, Д.Мережковский и З.Гиппиус, И.Бунин и М.Лохвицкая... Тем не менее, американский правнук Константина Случевского достаточно долго не мог понять, что вообще такое - поэзия, даже ненавидел ее. Но гений рода понемногу брал свое: в Сан-Франциско, если побродить по городу, еще чувствуется душа 50-х-60-г.г., времен протеста, музыки и поэзии. Символизм современных ему поэтов - битников вроде Аллена Гинсбера, Лоуренса Ферлингетти или Джека Керуака в молодости не оставлял Николая равнодушным. Он также бывал на концертах Д.Моррисона, Д.Джоплин, Д.Хендрикса...

К поэзии Случевский пришел довольно поздно. Сначала неожиданно отыскалась тетрадь со стихами его отца Владимира. Оказалось, внук поэта Случевского тоже писал втайне от всех очень красивые романтичные стихи. Правда, он был вынужден закрыть эту главу своей жизни при выезде из Европы в 1948 году, поскольку для него с чистого листа началось совсем другое время. Под псевдонимом "Лейтенант С." писал и публиковал стихи брат деда Николая Случевского - Константин, он погиб в годы русско-японской войны.

Уже в зрелом возрасте Николай Владимирович начал читать стихотворения Райнера-Марии Рильке. И тут-то правнука поэта Случевского вдруг осенило: он чувствует и понимает, что такое поэзия! Тогда, следуя семейной традиции, он стал сам тоже писать стихи, правда - на английском языке. Они немного похожи на стихи его прадеда: в них преимущественно поднимаются философские вопросы жизни и смерти, бренности бытия. Хотя, Владимир, как и его прадед поэт Константин Случевский, - в общении человек легкий и веселый. Возможно, дело просто в том, что все Случевские - немного романтики...


22.05.2009

www.viperson.ru

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker