Творчество

Публицистика

"Дмитрий Белюкин: Люди по-прежнему тянутся к прекрасному..."


Народный художник России, член-корреспондент Академии Художеств Дмитрий Белюкин - живописец по нашим временам необычный. Он продолжает традиции русского реализма, не стремится к широкой известности и оглушительному коммерческому успеху. Белюкин представляет собой уходящий тип художника, всецело посвятившего себя творчеству в том виде, в каком он считает это правильным для себя и зрителей. Живопись для него - искусство, а не арт-бизнес. Всегда идти собственным путем в творчестве, не оглядываясь на конъюнктуру времени, вносить свой вклад в сокровищницу российского искусства и духовности, способствовать нравственному воспитанию - его кредо.

Дмитрий выбирает и раскрывает в живописи "вечные" темы: среди них - исторические события, образы выдающихся личностей российской старины, мотивы Пушкинианы, Святая Земля, православные пастыри, храмы и обители... Потомственный художник, выпускник знаменитого Московского института имени В.И. Сурикова, он одинаково мастерски владеет техникой живописи и графики, свободно чувствует себя в жанре портрета, натюрморта и пейзажа, по крупицам воссоздает на полотнах исторические события прошлого. Его картины близки и понятны как москвичам, так и провинциалам: воистину - народный художник!

Выставки произведений Дмитрия Белюкина в Москве нечасты. Тем более отрадно открытие масштабной выставки "Тихая моя Родина..." в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе, на которой представлено около 400 работ, выполненных в разных техниках и жанрах. Так современный живописец продолжает традиции русских передвижников: выставки его картин кочуют по стране, из города в город, и Москва в этом художественно-просветительском маршруте - только одна из десятков остановок...

Об открывшейся экспозиции, трудностях и радостях творческой жизни, современном состоянии реалистического искусства в России, о Пушкине и его памятных местах мы поговорили с Дмитрием Белюкиным за чашкой чая в его мастерской в Студии военных художников имени М.Б.Грекова.





- Дмитрий, большинство Ваших коллег предпочитают выставляться в Москве, чтобы иметь возможность для привлечения состоятельной публики и, как следствие, продажи работ. Почему Ваши выставки можно чаще увидеть в регионах, чем в столице?

- Мои выставки - некоммерческие. Я считаю, главная задача художника, - не просто написать и продать картину, но сохранить ее, показать другим людям, донести до зрителя свои сокровенные мысли и чувства. Проект моей передвижной выставки был создан по инициативе Полномочного Представителя Президента РФ в Центральном Федеральном округе Георгия Сергеевича Полтавченко в 2005 году. Идея заключалась не только в том, чтобы возродить забытые традиции передвижников, но и попытаться хотя бы немного заполнить духовный вакуум, образовавшийся в российской глубинке. Работы побывали во многих российских городах в Центральном и Поволжском округах, в провинции я испытал удивление и восторг. Вовсе не ожидал, что интерес к моим работам проявят свыше полумиллиона посетителей, тепло принимая мои полотна. Люди в российских регионах не перестали воспринимать реалистическую живопись, хотя их последовательно отучали от этого, - это настоящее открытие для меня! Так, например, в Рязани очень обрадовали курсанты десантного училища: молодые люди действительно живо интересовались историей, задавали много вопросов. А в Саранске я с удовольствием общался со школьниками художественных школ, которые целыми классами приходили на выставку. Я заметил, что многие люди приходили в выставочные залы по нескольку раз - как на свидания с картинами. В Курске мне рассказали о старушке, часами сидевшей напротив одного из полотен, погружаясь то ли в пространство картины, то ли в собственные воспоминания. В белгородской области епископ Иоанн вместе с Центром Национальной Славы выкупил часть билетов и благословил прихожан бесплатно посетить выставку как душеполезное занятие. То было настоящее паломничество к искусству, невзирая на стоявшие тогда лютые морозы! Люди, где бы они ни жили, по-прежнему тянутся к прекрасному. И видеть такое - радость для художника.

- Отличается ли восприятие живописи провинциальной публикой от восприятия столичной?

И в Москве, и в регионах мои выставки всегда посещаемы. Я очень рад, что еще жива категория "зритель", а не только "покупатель". Зритель может наслаждаться искусством в выставочных залах, не комплексуя по поводу того, что та или иная картина не висит у него в загородном доме. Московская публика, мне кажется, более избалована, в столице каждый месяц проходит большое количество громких выставок. В небольших провинциальных городах, наоборот, публика более открытая, душевная, тонко воспринимающая гармонию мира именно в реалистических традициях. К тому же, серьезные выставки в глубинке сейчас - большая редкость. Мне одинаково радостно встречаться и с московскими зрителями, и с теми, кто приходит на мои выставки в регионах.

- "Тихая моя Родина..." - выразительно многоплановая выставка. В чем же основная идея, объединяющая такие тематические разные пейзажи, портреты, графику, акварели?

Выставка должна быть интересной зрителю, а значит - многоликой. Я всегда стараюсь показать художественные произведения из разных циклов, чтобы каждый зритель мог увидеть что-то свое - близкое, родное. Один из самых важных для меня - жанр исторической картины, он всегда пользуется большим вниманием со стороны зрителей. В историческом цикле я представляю картины о Гражданской войне "Белая Россия. Исход", полотна об эпохе Екатерины Великой, временах русско-турецких войн. Кроме того, мне хотелось показать зрителю Святые места православия - от Синая и Иерусалима до Афона и Псковских Печор... Отдельная тема - серия "Раны Афганистана". В 1980-х годах я рисовал ребят, вернувшихся калеками с той войны. Поначалу её признали антисоветской, но впоследствии она была удостоена премии Ленинского Комсомола. Другая важная для меня тема - Пушкин. В залах музея на Поклонной горе я представляю пейзажи Михайловского и Тригорского, а также серию цветных иллюстраций (акварель-темпера) к роману "Евгений Онегин". В книге, вышедшей с моими иллюстрациями и ставшей уже библиографической редкостью, я, вспоминая слова "неистового" Белинского о том, что "Онегин" - "энциклопедия русской жизни" своего времени, я с любовью художника к минувшим векам, я тоже старался энциклопедически точно и широко показать Петербург, Москву и провинцию того времени. Пушкинская эпоха - для меня очень дорогая, любимая. Иногда я жалею, что не родился тогда...

- А что для Вас - "тихая Родина"?

Как и для Николая Рубцова, строка из стихотворения которого дала название выставке, для меня Родина - это ностальгическая грусть по уходящей российской деревне, но не только. Я вижу Родину шире: для меня это и памятные исторические свершения прошлого, и грандиозные победы, и знаковые фигуры разных эпох. Одна из задач выставки - привлечь внимание к великому и непростому прошлому России. А "тихая" моя Родина потому, что великая держава никогда не кричала о своих достижениях, не выпячивала их. Русские люди испокон веку жили "тихо", смиренно, молча и мужественно преодолевая все ниспосланные испытания - войны, смуты, нашествия, революции, смены власти, кризисы...

- Говорят, у Вас особый метод работы над историческими картинами...

Ничего нового я не изобрел, просто творчески развил художественные методы предшественников. Класс исторической картины всегда считался элитным во всех Академиях Художеств Европы. Любое историческое полотно - прежде всего тщательный сбор информации. По старинке, я пишу этюды и долго продумываю композицию. А значит, приходится многие часы необходимо проводить в архивах, музеях, библиотеках. Кстати, это увлекательное занятие! Собирая материал для своих работ, я узнал много новых и интересных фактов. Так, например, я открыл для себя что во второй половине XVIII веке по Неве ходили венецианские гондолы... За десятилетия творческой деятельности мною собран личный обширный архив по любимой мной эпохе, который постоянно пополняется! Мой личный метод работы над историческими картинами - оттачивание образов персонажей в предварительных этюдах или рисунках. Например, к одной из главных моих картин - "Белая Россия. Исход" - их было более трехсот. В 1995 в ЦДХ году состоялась моя первая "Выставка одной картины", где были представлены эти мои работы. То же относится и к теме Пушкина - много изысканий и эскизов...

- А откуда Ваш интерес к творчеству Пушкина?

- Александр Сергеевич всегда был моим самым любимым поэтом. Многие его стихи я помню наизусть. Замысел серии работ о творчестве Пушкина озарил меня внезапно во время посещения музея-квартиры поэта на Мойке еще студентом первого курса. Утром библиотека музея вдруг ожила для меня: я начал видеть, как в ней могли стоять люди, я словно перенесся в девятнадцатый век! Временами душу охватывал просто мистический трепет! Я написал первый вариант картины, потом второй, но что-то не устраивало меня в композиции. Тогда я понял, что к написанию такой работы надо готовиться, как к взятию крепости: если штурм не получился, следует брать длительной осадой. Я взялся скрупулезно изучать первоисточники, материалы о жизни поэта, писать этюды. В итоге нескольких лет кропотливых трудов и появилось произведение "Смерть Пушкина" - моя дипломная работа в мастерской портрета И.С.Глазунова.

- Пять Ваших картин из "пушкинской" серии объединены в цикл "Прогулки по Аллее Керн". Вам приходилось подолгу бывать в Михайловском?

- Да, я провел в Михайловском и Тригорском несколько лет. А места эти таковы, что за один день ничего не увидеть, не понять - нужно время! Первые этюды в Михайловском написаны мною в студенчестве. С тех пор я навсегда влюбился в эти края! Когда гуляешь по пушкинским местам, совершенно естественно вспоминаешь строки поэта, посвященные уголкам, овеянным славой Пушкина, одухотворенные им, живые, места! Я счастлив, что был знаком с хранителем пушкинского музея Семеном Степановичем Гейченко. При всей своей внешней суровости он меня пригрел, опекал, как мальчика. От него привелось услышать множество историй из жизни поэта, он познакомил с личным архивом материалов по Пушкину. Он же стал первым зрителем многих моих работ, посвященных великому поэту: иные он по-доброму критиковал, а многие - хвалил. Именно он одобрил мою идею "поселить" Лариных в Тригорском. Михайловское подарило мне общение со знатоками, посвятившими всю жизнь Пушкину. Раз за разом аллеи, реки, озера, окрестности Тригорского подсказывали новые темы, ракурсы для моих полотен. Я вижу в том щедрый дар судьбы: возможность не высасывать картины из пальца, а видеть их, ощущать пространство каким-то особым образом! Пять лет жизни я посвятил работе над иллюстрациями к "Евгению Онегину" - настолько важно в мелочах воссоздать атмосферу, дух той эпохи, её глубинную суть!

- Что нового стоит ожидать в Вашей Пушкиниане?

- Продолжение работы над "пушкинским" циклом несомненно! Планирую развить серию "Прогулки по Аллее Керн". Липы, посаженные Ганнибалом и чудом дожившие до наших дней, хранят тайну свиданий поэта и его музы - Анны Петровны. Портреты деревьев, выполненные в разные времена года, я воспринимаю, как портреты современников Александра Сергеевича. В будущих картинах я мечтаю раскрыть образы Осипа Ганнибала, сажающего деревца, показать зрителю свидания Анны Керн и поэта лунными ночами, а также показать и трагические моменты истории - сожжение усадьбы большевиками, немецкую оккупацию в годы Великой Отечественной войны... Пушкин для меня - неисчерпаемая творческая тема, которая вдохновляет долгие годы. С ужасом думаю о временах, когда Александра Сергеевича предлагали "сбросить с корабля современности". "Поэт! Не дорожи любовию народной" - для меня программное стихотворение, в котором Пушкин предельно четко определил кредо и миссию творческого человека. Стихотворение достаточно жесткое, но справедливое: в нем вся правда и о трудном пути художника, и о главном смысле его жизни...

- И какова же, на Ваш взгляд, миссия, смысл жизни художника?

- Не требовать наград, не продаваться, не жить от гонорара к гонорару, - все по Пушкину! И еще важная цитата: "служенье муз не терпит суеты". Живописцу нужно напряженно трудиться, ежедневно работать над картинами. Многие коллеги показывают в галереях все больше поверхностных содержательно и небрежных технически картин. Я не принимаю такой подход к творчеству. Картина непременно должна быть проработанной и цельной, завершенной, с неразмытым смыслом. Зрителя нужно уважать настолько, чтобы он мог любоваться работой и издалека, и разглядывать вблизи. Это ведь мистика, своего рода таинство, когда из смешения красок на полотне вдруг появляются туман, снег, сумерки, закаты и восходы...

- А может ли искусство приблизить зрителя к духовности?

- Конечно! Я с болью и печалью слежу за тем, что происходит сейчас в России: думается мне, что дна нравственного падения мы еще не достигли. Особенно тревожит ситуация в образовании. Роль прессы подчас губительна: с болью вижу рекламу, с унынием слушаю произносимое в телепрограммах. Волей-неволей возникают мысли о возможной скорой деградации населения... Не сомневаюсь, что православие остается единственной незыблемой основой России, стержнем, который удерживает страну от распада, извечным и несокрушимым напоминанием о необходимости жить по заповедям. Искусство - спасительное движение к духовности, оно открывает людям красоту Божьего мира, родной природы, величие истории и культуры, успокаивает и возвышает...


 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker