Женская поэзия

Блувштейн Рахель (Сэла, Рая)

* * *
Лучше память горькую выгнать прочь
и свободу себе вернуть,
отгоревших искр не ловить сквозь ночь,
к подаянью рук не тянуть.

Превратить во Вселенную душу свою,
и пребудет в ней кто-то один,
и опять обновить неразрывный союз
с небесами, с цветеньем долин.

Перевод М.Яниковой



* * *
Полночный вестник был в гостях,
у изголовья встал.
Нет плоти на его костях,
в глазницах - пустота.

И я узнала, что - пора,
и ветхий мост сожжен,
что между Завтра и Вчера
держала длань времен.

Он угрожал, гремела весть
сквозь смех, бросавший в дрожь:
"Последней будет эта песнь,
что ты сейчас поешь!"

Перевод М.Яниковой



* * *
И вот последний отголосок эха стих,
от всех сокровищ не осталось ни следа,
и обнищало сразу сердце, и грустит
в оковах льда.

Как жить тому, кто забывает о былом,
как превозмочь ему перед грядущим страх?
Его не скроет больше память под крылом,
рассеяв мрак...

Перевод М.Яниковой



* * *
Вот встреча, полувстреча, быстрый взгляд,
вот ты приветствие едва пробормотал, -
и сразу же сметает все подряд
лавина боли, счастья шквал.

И прорвана плотина забытья,
и бури не сдержать, не отдалить,
и на колени опускаюсь я,
и пью, чтоб жажду утолить...

Перевод М.Яниковой



* * *
"Мы как два волка плясали на цепи, и это мы называли любовью."

И.Эренбург

"Поставь меня печатью на сердце своем... "

Песнь песней



Пусть слиты губы, но сердца разделены,
сердца терзает страх.
В одних и тех же - волей рока - мы должны
плясать цепях.

Степным волкам лишь слышно, как звенят
их цепи - не дано им различать
молитвы и мольбы: "поставь меня
на сердце, как печать... "

Перевод М.Яниковой



* * *
Моей земле Ни славословья,
ни возвышенной строки
не посвящала я тебе,
моя земля.

Лишь дуб посажен мной
на берегу реки,
лишь мной протоптана тропа
в твоих полях.

Я знаю, мать моя, -
и в том сомненья нет,
что скромен дар тебе
одной из дочерей:

лишь возглас радости,
когда прольется свет,
лишь слезы скрытые
над бедностью твоей.

Перевод М.Яниковой




БЕЗДЕТНАЯ

Как бы хотелось мне сына иметь!
Был бы кудрявый он, умный малыш.
За руку шел бы тихонько со мной
На сад поглядеть.
Мальчик
Мой.
Звала б его Ури, Ури родной.
Звук этот ясен, и чист, и высок —
Луч золотой,
Мой смуглый сынок,
Ури ты
Мой.
Еще буду роптать, как роптала Рахель, наша мать.
Еще буду молиться, как Хана молилась в Шило.
Еще буду я ждать
Его.

Перевод М. Ялан-Штекелис



* * *

Рукою доброю погладь мою, —
Пусть как сестре — назад не оглянуться.
Мы знаем: после бури кораблю
В родную гавань больше не вернуться.

Утри мне слезы. Только ты один
Найти сумеешь ласковое слово.
Мы оба точно знаем: блудный сын
Родного неба не увидит снова.

Перевод Я. Хромченко





КНИГА МОИХ СТИХОВ

Те стоны мои в час нужды и печали —
от боли, от гнета оков, —
теперь ожерельями слов они стали
и белою книгой стихов.

Со всех тайников были сорваны дверцы,
расхищено то, что огнем
пылало в глубинах разбитого сердца,
в беспомощном сердце моем...

Перевод М. Яниковой





* * *

Лишь о себе я говорить умела.
Мал мой мирок, словно мир муравья.
Ноет под тяжестью бедное тело,
Груз непомерный сгибает меня.

Тропку к вершине сквозь холод тумана,
Страх побеждая, в муках торю,
Но неустанно рука великана
Всё разрушает, что я сотворю.

Мне остаются слёзы печали,
Горькие ночи, горькие дни…
Что ж вы позвали, волшебные дали?
Что ж обманули, ночные огни?

Перевод Л. Друскина





НЕЖНОСТЬ

Странно так: обрушился вал
Этой ссоры. Слова тяжелы и остры.
Словно сильный ветер с деревьев сорвал
Нежный шепот листвы.

Это битвы мужчины и женщины пыл,
Это древних сражений дым...
Братом был ты мне, братом родным,
Малым сыном моим, сыном был...

Перевод А. Воловика




ВЕСЕННИЙ СВЕТ

Саре*

То ли ставни закрыть я забыла,
То ли дверь запереть на замок,
Но минуту свою улучил он,
Разбудил, засверкал и зажег!

Я — молчунья, ты — рыжий и яркий,
Мы совсем непохожи с тобой!
Как мне осени грустной подарки
Сохранить, не растратить весной?

Что же делать? Всерьез рассердиться?
Ненавидеть весенние дни?
Или все же разочек забыться?
Только раз, а уж больше ни-ни!

Перевод Р. Торпусман

* Всегда печатается с посвящением "Саре" (Саре Мильштейн, племяннице Рахели, ухаживающей за ней в последние годы жизни), хотя есть сведения, что первоначально посвящено Ури Цви Гринбергу.



ОЖИДАНИЕ

Вцепиться в темноту тоскующим зрачком,
Тянуться в пустоту, касания ища,
Расслышать за стеклом движение плюща -
О чуде умолять и знака ждать тайком.

Отчаяться семь раз - и веровать опять
В незлую сущность тайн и в утешенья дар.
Спасаться в забытьи - и вновь держать удар.
То проклинать судьбу, то снова принимать.

Убежища искать в объятьях старины,
Где вышивает сны баюканья мотив.
И захмелеть от слёз, впервые ощутив,
Как сладостны они, хотя и солоны.

Перевод Ирины Гольцовой



СИЛЫ МОИ УХОДЯТ

Силы мои уходят и явно уже не те –
Будь же добрым ко мне, будь же добрым ко мне!
Будь мостом над бездной печали, над печалью дней в пустоте.
Будь же добрым ко мне, будь же добрым ко мне! Дай от души своей.
Будь опорой сердцу, будь древесной тенью в середине пустыни сей.
Будь же добрым ко мне! Ночь такая долгая и нет в ней зари неимущим.
Будь же мне светом чуть-чуть заметным, радостью будь нежданной.
Будь же хлебом моим насущным!

Автор перевода неизвестен




МОИ ПЕСНИ

Утро и вечер, восход и закат -
О тебе, для тебя мои песни.
Гордыня, смирение, радость и плач -
Только бы мы были вместе.

Где сны, а где явь - я никак не пойму,
И мост догорел меж сердцами.
Но строки из песен рефреном поют
О злобе, любви и печали.

Звуки - из мрака, напев - из огня -
О тебе, для тебя мои песни.
Смиренье мое и гордыня моя -
Только бы мы были вместе.

Перевод Евгения Киммеля



КНИГА МОИХ СТИХОТВОРЕНИЙ

В нужде и в аду я так тяжело
Кричала неистовым криком.
И все - чтоб сплетать ожерелья из слов,
Наполненных смыслом, открытых.

Раскрыла страдавшее сердце - тайник
Души, что стоит на коленях;
И каждый той скорби коснется на миг
И чувствовать будет, наверное.

Перевод Евгения Киммеля



ЖЕНЩИНА

Как всегда,
Снизу - вверх,
Взгляд стремится к Нему.
То ль раба, то ли пес - так внимала...
Сладок миг,
Тишина,
Но тоска почему? -
Руку хозяина поцеловала...

Перевод Евгения Киммеля



***
Сад посадила в сердце своем,
Твои в нем деревья растут.
Рисунок Елены БОБОРИКОВетви сплетаются - душу жгут,
А корни - не вымыть дождем.
От сумерек самых, ночь напролет
Шумит и шумит этот сад.
Шепчутся листья, птицы кричат -
Празднуют твой приход.

Перевод Евгения Киммеля



КАК ДОРОГУЮ СМЯТУЮ КАРТИНУ...
Из цикла "Пред грозным ликом старости своей"

Как дорогую смятую картину,
Я расправляю прошлое в уме.

Сдуваю осторожно паутину,
И что ж,куда я взор ни кину,
Чего-то не хватает мне.

Так ярки и свежи еще местами
Штрихи и краски отошедших дней!
Я с легкостью вплываю в них
глазами.

Они бросаются навстречу сами.
Но с ними мрак еще черней.
О,сколько там разбито,
позабыто,
Убито!Сколько не смогло
расцвесть,
Попало под колеса,под копыта,
Густой смолою времени залито
И о себе подать не может весть.

Я выбираю точку наудачу,-
Она жила у памяти в тени,
Там я и ты,и целый мир впридачу.
Немыслимые прожитые дни!

Я погружаюсь в них.

Нет,я не плачу.

Автор перевода неизвестен.





СПОКОЙНОЕ СЧАСТЬЕ

Солнцем обдана дюна пустынная.
На песчаной волне - мы с тобой.
Ты и я. В сердце - лишь
счастья тишь.
Затуманены зноем и звук, и цвет.
И не спрашивай. И молчи в ответ.
Будь немой
с тишиной.
Дай ладони проплыть по моим волосам.
В сердце - лад.
Солнца взгляд -
что на рану бальзам.

Перевод Веры Горт



ЗДЕСЬ, НА ЗЕМЛЕ...

Здесь, на земле, не в заоблачной вышине,
а на лоне ее материнском, - здесь! -
Скромной радостью родины жить, плакать с ней,
с нею праздновать добрую весть!
Не туманное завтра - короткий, один,
день, насущный и близкий, горячий, литой!
Осязать, как металл, опьяняться им!
Здесь, на древней коре земной.
Так пойдёмте же - все! - до нашествия мглы,
силой в тысячу слаженных рук, сразу, въярь, -
неужели не сдвинем обломок скалы,
придавивший уста ручья?

Перевод Веры Горт




ЕГО ЖЕНА

Просто так, как сестра, как мать,
она беседует с ним.
Мне же - с голосом не совладать
моим.
Рядом с ним - как идет она,
без оглядки, легко.
Я же - сумерками, сторонясь
окон.
Кольца их обручальные -
всем напоказ.
Крепче - наши, кандальные, -
в семь раз.

Перевод Веры Горт




СКРИП МОЕЙ ДВЕРИ...

Ропот двери моей, говорок ключа,
отголосок шагов и - тишь.
Простирать ладони, "вернись!" кричать -
не услышишь, не различишь.
Снизойди ж к моей бунтовской судьбе!
Бунт - уйми, меня - пожалей!
Одиноко слепцу в городской толпе.
Так - мятежной душе моей.

Перевод Веры Горт



***
Ведь я - только женщина, робкий порыв
в высоту,
по шесту - лишь мятущийся тонкий побег винограда.
Без опоры под ядрышком града -
упаду.

Перевод Веры Горт



МОЕЙ ЗЕМЛЕ

Не пела о тебе
и для тебя в боях
не добывала дань,
моя Земля! -
растила деревце,
где льется Иордан,
возделывала я
твои поля.

Бедна я, мать Земля,
и ты меня простишь
за то, что небогат
дочерний дар:
невымолвленный стих
в часы твоих удач
и скрытый плач,
когда с тобой - беда.

Перевод Веры Горт



РУКИ ТВОИ...

Добры твои руки - так пестует май или мать.
Ухватиться за них и понять, что страданье -напрасно,
и обычным словам: "Здесь не страшно!" - сердцем внять.

Перевод Веры Горт



ВСТРЕЧА, ПОЛУВСТРЕЧА...

Не встреча - полувстреча: путаница слов
и беглый взгляд. Довольно мне!
Очнулась паводком подспудная любовь:
бальзам и яд - в одной волне.
Плотина рухнула, зря строила её!
Лишь эхо слов, лишь беглый взгляд -
согнув колени, пью, и снова водоём:
в одной волне - бальзам и яд.




ВЕСНА
(Посвящается Саре)

То ли ставни закрыть я забыла,
То ли дверь запереть на замок –
Но минуту свою улучил он,
Разбудил, засверкал и зажег!

Я – молчунья, ты – рыжий и яркий,
Мы совсем непохожи с тобой!
Как мне осени грустной подарки
Сохранить, не растратить весной?

Что же делать? Всерьез рассердиться?
Ненавидеть весенние дни?
Или все же разочек забыться?..
Только раз, а уж больше ни-ни!

Автор перевода неизвестен

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker