Женская поэзия

Вааранди(Vaarandi) Дебора (Двойра) (Эстония)

Вагатова Мария (Россия, Ханты-Мансийский округ)

Вайчюнайте Юдита (Judita Vaičiūnaitė) (Литва)

Вала Катри (Вандстрём Карин Алисе) (Vala Katri – WadenstÖm Karin Alise) (Финляндия)

Вальсюнене Валерия (Valsiuniene Valerija) (Литва)

Ванханен Наталья (Россия)

Варгас Мария Кирога (Боливия)

Василева Весела (Болгария)

Васильева (Дмитриева) Елизавета (Россия)

Васильева Лариса (Россия)

Василькова Ирина (Россия)

Васильковская Александра (нст.имя - Глушкова Елена, в замужестве - Якубовская, печаталась также под псевд.Тимоша) (Россия - Чехия - США)

Вассерман Любовь (Молдова)

Векслер Ася (Россия-Израиль)

Векшегонова Идея (Россия)

Веласкес Лусила (Lucila Velásquez) (Венесуэла)

Величковская (Жаба) Тамара (Россия-Франция)

Вербицкая Сюзанна (Россия - Югославия - Аргентина)

Ветрова Виктория Н. (Россия)

Вечорка Татьяна (настоящее имя - Татьяна Толстая) (Россия)

Вивьен Рене (Renee Vivien),наст. имя Паулин Тарн (США - Англия – Франция)

Вилариньо Идеа (IDEA VILARIÑO) (Уругвай)

Вилькина (Виленкина-Минская) Людмила (Изабелла) (Россия)

Витале Ида (Ida Vitale) (Уругвай)

Виша Илона (Elona Visha) (Албания)

Владереану Елена (Vladereanu Elena) (Румыния)

Владимирова Лия (наст.имя - Юлия Владимировна Хромченко (урожденная Дубровкина) (Россия-Израиль)

Владычина Галина (Россия)

Вовчок Марко (Мария Александровна Вилинская(Маркович-Лобач-Жученко) (Россия-Украина)

Вознесенская (Окулова, Тараповская) Юлия (Россия-Франция-Германия)

Волах Йона (יונה וולך‎) (Подмандатная Палестина - Израиль)

Волкова Мария (Россия-Германия)

Волконская Зинаида (Россия)

Волчанецкая-Ровинская Екатерина (Россия)

Волынцева (Ланг) Мария ( псевд.Мария Вега) (Россия-Франция-СССР)

Волынцева (Сеницкая) Лидия (Украина - Польша - США)

Вольска Марыля (Maryla Wolska) (Польша)

Вольтман-Спасская Варвара (Россия,\"Серебряный век\")

Воропаева Любовь (Россия)

Вражмаш Аделина (Молдова)

Врублевская Евгения (Белоруссия )

Врхлицка Ева (Eva st. Vrchlickа) (Австро-Венгрия - Чехия)

Врховац Душка (Сербия)

Вукичевич Даница (Сербия)

Вюстендёрфер Шарлотта (Германия (Пруссия, Кёнисберг))

Вайчюнайте Юдита (Judita Vaičiūnaitė)

Оригинал материала находится по адресу:
www.akhmatova.org/articles/ventslova.htm


...Надо сказать, что тогда Ахматову очень донимали молодые поэты. Десятки, если не сотни, приходили и читали ей свои стихи. От некоторых, особенно женщин, она пряталась. Но все же для каждого находила слова. В общем, было известно, как отличить, что ей нравится и что не нравится. Если стихи бывали хороши, она обычно говорила, что "в них присутствует тайна". Возможно, многие слышали о ее перепалке с Солженицыным, который тоже принес ей свои стихи. Ахматова сказала ему: "По-моему, в Ваших стихах мало тайны". Александр Исаевич не полез за словом в карман и ответил: "А Вам не кажется, что в Ваших стихах тайны слишком много?" Кстати, моего доброго знакомого, московского искусствоведа Евгения Левитина28, тоже привели знакомить с Ахматовой. После короткого обмена любезностями Анна Андреевна сказала: "Ну что ж, читайте Ваши стихи". Левитин взвился: "Какие стихи, я в жизни не написал ни одного стихотворения, я пришел не за этим!" Анна Андреевна сказала: "Боже, какое счастье! Наконец-то нормальный человек, без стихов".

На следующей встрече с Ахматовой, уже без Андрея Сергеева, я сам попал в подобную ситуацию. Я, правда, не стал ей читать свои литовские стихи. Но в 1964 году появилась литовская книжечка переводов из Ахматовой29. Первым шел старый, еще двадцатых годов перевод Саломеи Нерис - кстати, очень неплохой: "Хорони, хорони меня, ветер..." Очень много перевела известная литовская поэтесса Юдита Вайчюнайте30; а восемнадцать стихотворений дали переводить мне. Это было по большому блату, поскольку у меня имя было уже полуопальное. Скандалов, связанных с моей скромной особой, было немало - я на них специально нарывался31. Но все-таки мне дали перевести эти восемнадцать вещей. Опыт у меня как у переводчика был еще очень мал, но, к моему удивлению, стихи Ахматовой как-то ложились на литовский язык. Обычно я переводил их на ходу, расхаживая по Вильнюсу. Помню, после того, как перевел первое стихотворение, двенадцать строк: "Слаб голос мой, но воля не слабеет...", - я вошел в какой-то дворик и увидел пейзаж Вильнюса сверху, который до этого не видел никогда, хотя прожил в Вильнюсе к тому времени лет двадцать. Великолепный пейзаж; может быть, лучший пейзаж, какой в Вильнюсе вообще возможен, а там возможно многое. Я воспринял это как некий подарок - то ли судьбы, то ли неба - за то, что стихи эти сделал, хотя не обязательно как доказательство, что сделал хорошо. И вот я опять приехал в Москву, именно в Москву, не в Петербург, чтобы подарить Анне Андреевне ее литовскую книжку. Она меня приняла и попросила прочесть что-нибудь из переводов. я прочел ей одно стихотворение. Она промолчала. Прочел второе стихотворение, и тут она сказала: "Здесь, по-моему, даже интонация ухвачена"32. В общем, произнесла одну их тех фраз, которые у нее означали: "Пошли бы Вы подальше со своими стихами и переводами". Я ушел совершенно раздавленный. Но, к моему счастью, сразу после меня к Ахматовой пришел известный филолог Вячеслав Всеволодович Иванов33, знающий языков пятьдесят, а то и больше, в том числе и литовский язык. Он тут же, на глазах Ахматовой, переводы прочел и даже присовокупил комплименты, которых мои переводы, возможно, и не заслуживали. Тогда мне дали знать, что Ахматова меня приглашает - что я могу к ней прийти и с ней разговаривать, когда этого пожелаю. Она сделала надпись на этой книжке: "Томашу Венцлова тайные от меня самой мои стихи - благодарная Анна" (не Томасу, а Томашу, в польском варианте)34. Здесь уже присутствовало слово "тайна", это означало, что она переводы приняла. У меня сохранился еще один ее автограф. Это стихотворение "Воронеж", посвященное Мандельштаму35. Оно печаталось по цензурным соображениям без последних четырех строк.

Перевод, естественно, тоже был без этих строк, ибо их я не знал, хотя и подозревал, что стихи связаны с Мандельштамом. Ахматова мне их продиктовала (то есть они были записаны моей рукой под ее диктовку) и потом подписалась. Оба автографа хранятся сейчас в Вильнюсе, в Институте литовской литературы (наша аналогия Пушкинского Дома). Эти четыре строки я, естественно, перевел, сейчас они напечатаны и по-литовски36.



Примечания:

28. Левитин Евгений Семенович (1930-1998) - искусствовед. Работал в Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве. Автор книги "Современная графика капиталистических стран Европы и Америки" (М., 1959). Составитель каталогов выставок современных художников Швейцарии, Бразилии, Мексики и проч., а также каталога "Лауреат Ленинской премии, народный художник СССР Владимир Андреевич Фаворский" (М., 1964). Подготовил альбом "Рембрандт, Харменс ван Рейн, 1606-1669. Офорты" (Л., 1972), альбомы по западноевропейскому рисунку из фондов музея им. А. С. Пушкина и др.
Е. С. Левитин подготовил выставку, посвященную Б. Пастернаку (см.: Мир Пастернака / Сост. Е. Левитин и др. М., 1989), а также издание: Пастернак Б. Не я пишу стихи… Пер. из поэзии народов СССР / Сост., текстол. подг. и коммент. Е. С. Левитина. М., 1991. Н. Мандельштам писала о Левитине (не называя его фамилии) как о "первом вестнике возрождения интеллигенции, которая пробуждается, переписывая и читая стихи" (Мандельштам Н. Я. Воспоминания. М., 1999. С. 396; см. также с. 391-393). В завещании Н. Мандельштам Левитин назван в числе будущих хранителей архива О. Мандельштама (см. примеч. 19, с. 156). Умер Левитин в Иерусалиме.

29. A. Achmatova. Poezija. Vilnius, 1964. Эту книгу Ахматова неоднократно включала в список своих переводов (см. Записные книжки, с.347, 371, 418 и др.).

30. Вайчюнайте Юдита (1937-2001) - литовская поэтесса, переводчица, драматург. В 1959 г. окончила историко-филологический факультет Вильнюсского университета. Однокурсница и друг Т. Венцловы. Печаталась с 1956 г. Автор многих поэтических сборников, а также стихов и пьес для детей (см.: Вайчюнайте Ю. Стихи. М., 1964. 72 с.; Вайчюнайте Ю. В месяц незабудок. М., 1987). Перевела на литовский язык ряд стихотворений Ахматовой и "Реквием".

31. Так, в 1960 г. Венцлова с несколькими друзьями подготовил литовский номер московского самиздатского журнала "Синтаксис". Приблизительно в то же время он стал одним из основателей неподцензурного издательства "Елочка", выпускавшего русские и литовские книги. В 1968 г. Венцлова поставил свою подпись под протестом в связи с судом над Александром Гинзбургом и Юрием Галансковым. В 1975 г. он направил Открытое письмо в адрес ЦК Компартии Литвы с изложением своих политических взглядов и просьбой отпустить его за границу. В 1976 г. Венцлова - участник литовской Хельсинкской группы. После всех этих событий власти выпустили Венцлову за границу, а в 1977 г. лишили его советского гражданства. О правозащитной деятельности Т. Венцловы см. в его книге "Свобода и правда" (Венцлова).

32. Ср. дневниковую запись Н. Пунина от 21 февраля 1946 г.: "Я <...>: "Поэты - не профессионалы". Акума <домашнее имя Ахматовой. - О. Р.>: "Да, известно, это что-то вроде аппарата, вроде несостоявшегося аппарата, сидят и ловят; может быть, раз в столетие что-то поймают. Ловят, в сущности, только интонацию, все остальное есть здесь. Живописцы, актеры, певцы - это все профессионалы, поэты - ловцы интонаций" (Пунин, с. 400). Ср. также в стихотворении Ахматовой "Ты, верно, чей-то муж и ты любовник чей-то…" (1963): "А ты поймал одну из сотых интонаций, / И все недолжное случилось в тот же миг" (Ахматова 1996, т. 1, с. 295); в заметке о Лермонтове "Все было подвластно ему" (1964): "…он владеет тем, что у актера называют "сотой интонацией". Слово слушается его, как змея заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы" (Ахматова 1996, т. 2, с. 134).

33. Иванов Вячеслав Всеволодович (р. 1929) - лингвист, литературовед, киновед, переводчик, поэт, мемуарист. Основные научные труды Иванова посвящены сравнительно-исторической грамматике индоевропейских языков; клинописи хеттского языка, африканским и енисейским языкам; теории письменности; славянской мифологии; общей семиотике; математической поэтике и лингвистике. Иванов - член РАН, Британской Академии, Американской Академии наук и искусств и многих других научных учреждений мира. Директор Института мировой культуры МГУ. В 1989-1993 гг. был директором Российской Библиотеки имени Рудомино. В 1989-1991 гг. преподавал в Стенфордском университете. Преподает в Университете Лос-Анджелеса.
За поддержку Пастернака в 1958 г. Иванов был изгнан из Московского университета и журнала "Вопросы языкознания" (подробнее об этом см.: Иванов Вяч. Вс. Голубой зверь (Воспоминания) // Звезда. 1995. № 3. С. 156-167). Иванов участвовал в хлопотах по освобождению И. Бродского, а также Ю. Даниэля и А. Синявского; сотрудничал с А. Сахаровым. В 1989-1991 гг. был народным депутатом СССР (от АН СССР), в октябре-декабре 1991 г. - членом Верховного Совета СССР.
Вяч. Вс. Иванов (домашнее прозвище - Кома) - сын писателя Вс. В. Иванова, друг Пастернака и Ахматовой, с которой познакомился в 1942 г. в Ташкенте. В воспоминаниях об Ахматовой он пишет: "Хотя до осени пятьдесят восьмого года мы не только были знакомы, не раз виделись и у общих знакомых (в том числе у Бориса Леонидовича Пастернака), и у нас дома, никогда не было разговора вдвоем, обычно беседа бывала прилюдной. Но в конце ноября пятьдесят восьмого года - в пору начала травли Пастернака и затеянной против меня в связи с ним кампании в университете - мне передали, что Анна Андреевна просит меня позвонить и прийти к ней" (Иванов Вяч. Вс. Беседы с Ахматовой // Воспоминания, с. 476-477). Так началась дружба. 19 января 1966 г., за полтора месяца до смерти, Ахматова записала: "Вчера у меня был Кома. Как всегда, большой разговор" (Записные книжки, с. 695). В апреле 1964 г. по просьбе Ахматовой Вячеслав Всеволодович внес в ее записную книжку свое стихотворение "Выпросил на небесах у Бога…" (Записные книжки, с. 455). Иванов - автор трех посвященных Ахматовой стихотворений, в числе которых - написанное вскоре после ее смерти "Вокзал был в начале девятого…" (Иванов Вяч. Вс. Голубой зверь, № 1, с. 188-189). Его статьи " "Поэма без героя". Поэтика поздней Ахматовой и фантастический реализм", "К истолкованию стихотворения Ахматовой "Всем обещаньям вопреки"", "Ахматова и Пастернак. Основные проблемы изучения их литературных взаимоотношений", а также тезисы "Ахматова и категория времени" см. в издании: Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Т. II. Статьи о русской литературе. М., 2000. С. 246-266. Письмо Иванова к Ахматовой от 1 сентября 1963 г. см. в статье: Крайнева Н. И., Тименчик Р. Д. Из архива Анны Ахматовой // Поэтика. История литературы. Лингвистика. Сб. к 70-летию Вячеслава Всеволодовича Иванова. М., 1999. С. 435-442. В МА хранится сделанная сотрудниками магнитофонная запись воспоминаний Вяч. Вс. Иванова об Ахматовой.

34. Эта надпись с пометой "22 марта 1965. Москва" сохранилась в записной книжке Ахматовой (Записные книжки, с. 599).

35. Написано в 1936 г. Подробнее об этом стихотворении см.: Basker M. "Fear and the Muse": An Analysis and Contextual Interpretation of Anna Achmatova's "Voronež" // Russian Literature. 1999. Vol. 45, № 3. P. 245-360.

36. Литовский перевод стихотворения "Воронеж" без последней строфы опубликован в сб.: A. Achmatova. Poezija. Vilnius, 1964. Полностью: Balsai: Iš pasaulines poezijos. Sudare ir išverte Tomas Venclova. Southfield, Mich, 1979. А также: Pašnekesys žiemą. Eileraščiai, vertimai. Vilnius, 1991.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker