Женская поэзия

Сырыщева Татьяна

Оригинал материала находится по адресу:
www.istoki-roy.ru/pub.shtml


Татьяна Сырыщева - автор нескольких стихотворных сборников. Любители поэзии помнят ее "Бересклет", "Зеленые рукава", "Минуты станут веком", "Скажу нечто"...

Новая книга стихов Татьяны Сырыщевой интересна всем, кому небезразлична судьба российской словесности и поэзии, в частности. Издание ее - событие, поскольку дарит нам встречу с произведениями поэта глубокого и самобытного, общение с собеседником умным и добрым, чьих книг мы давно не встречали в магазинах и библиотеках.

Между тем, творчество Татьяны Яковлевны Сырыщевой было высоко оценено такими разными поэтами второй половины XX века, как Корней Иванович Чуковский и Николай Константинович Старшинов, как Виктор Гончаров и Евгений Евтушенко...

Поэтический голос Сырыщевой был замечен великим Сергеем Коненковым... Издательство уверено, что с особым вниманием отнесутся к книге "У широкого окошка" поэты молодые и начинающие, поскольку творчество ее автора - поистине кладезь для постижения замечательно чистого и выразительного русского слова, поэтического языка-чуждого формалистическим изыскам и пустопорожнему эпатажу.

Стихи этой книги наполнены звуками и красками родного для русского человека пространства, они открывают мир души чуткой и бескомпромиссной, мир поэта, без которого уже трудно представить русскую поэзию XX - начала XXI века.
"Око светлое - окно..."

В одном из первых поэтических сборников Татьяны Сырыщевой есть строки, написанные четким, жестковатым почерком (в книге воспроизведена страница рукописи):

О, только бы не зря
пройти мне по дороге,
сквозь радость и тоску!

И рядом - фотография: лес, приглушенный свет, белеет крепкий ствол березы. Прислонилась к нему - в походной одежке, с рюкзаком на спине - странница, путница. По каким путям-дорогам прошла она, чтобы вот так, спокойно, прислониться к дереву, как к родному плечу, и внимательно, дружелюбно, понимающе смотреть на мир? На мир, что развернулся во всей красе и безобразии, горестях, печалях и радостях... Что за ношу несет она?

Все дорогое - от детства взятое, от юности светлой - чистота и бескорыстие, радость творчества и труда, любовь ко всякому живому дыханию...

Пополнялась эта ноша с годами, но не тянет, не гнетет плечи, наоборот, помогает выпрямиться, держит уверенно на бесконечных путях...

Из разных лет пришли в эту книгу стихи. Собрались вместе - написанные и юной рукой, и рукой зрелого поэта, и вычеканенные мастером, умудренным и знающим цену каждой минуте ("Минуты станут веком"), каждому слову, не всуе сказанному. Нет здесь и следа разноголосицы: цельная, бескомпромиссная душа создавала эти стихи. Ничего напоказ, ничего на заказ - всё естественно, без нажима, идет от сердца, от чувства живого.

В те, уже отдаленные, годы, когда Татьяна Яковлевна складывала свою первую книгу, негласное издательское правило требовало, чтобы поэтический сборник открывался "паровозом" - стихотворением с подчеркнутым гражданским пафосом: оно должно было "вытягивать" "тихую" лирику на пару форсированных гражданских эмоций.

Татьяна Яковлевна, работавшая в центральном комсомольском издательстве "Молодая гвардия", конечно, знала о нем. Знала - и не писала так, как диктовало это негласное правило. Она вообще не суетилась и не торопилась публиковаться во что бы то ни стало.

Редактор первой ее книги Николай Константинович Старшинов, человек чуткий и внимательный, понял, что не стоит выискивать в рукописи Татьяны Яковлевны этот "паровоз". И главное - он понял и принял принцип, дух поэзии Т. Сырыщевой.

Моя родина!
Молчаливостью не попрекай ты меня, -
я боюсь лишних слов,
как боятся огня,
и не стану тебя уверять,
что люблю,
просто всё, что придется,
с тобой разделю.

Это не "тихая" и не "громкая" лирика. Это, стихи, сказанные спокойным и ясным голосом чистой совести.

Да, Татьяна Сырыщева пишет о Родине. Много пишет, с любовью и благодарностью. И никогда не бросает упрека за то лихо, что прокатилось по нашей стране. Скорбями испытуется на прочность человеческая душа - по себе знает автор. И взгляд ее пытливо устремлен в самую сердцевину человека - и видит силу его и красоту, волю противостоять, чистоту и доброту, смелость и застенчивость.

…Мимолетный разговор о Вологде всколыхнул воспоминания. И явилось стихотворение:

Я спросила:
"Всё так же ли плещут вальки
в Вологде,
и все так же ли мокнут плоты у реки
в Вологде
и хозяйкам своим молодые мужья
в Вологде
покоряются - возят горы белья
к Вологде?"

Мне сказали:
"Всё так же стоят на местах
в Вологде,
вологжанки на светлых и волглых плотах
в Вологде.
Из их воли не вышли красавцы-мужья
в Вологде:
возят в детских колясках горы белья
к Вологде".

Незатейливая бытовая картинка. Написана давно, но взглянем на нее из сегодняшнего дня - в порушенной, униженной России. Выживет ли наша Мать, поднимется? Где, в чем наша опора?

- А вот она, эта опора, - спокойно говорит поэт. - В вековечных устоях народа, в крепости семьи, в красоте повседневного труда...

По многим дорогам прошла вечная странница - лирическая героиня стихотворений Татьяны Сырыщевой. Встреч немало было на том пути - случайных, казалось бы, но вот запали в сердце, тронули за живое и остались навсегда с нею. Добрая ноша не тяготит плечи. Милая пастушка, цыганенок, старик, что в детстве от усталости засыпал на коне и падал, веселая свадебка, почти деревенская, в большом городе...

В каждом встречном я чувствую брата,
все мне с первого взгляда -родня.

Теплым светом сквозь годы греют странницу давно отошедшие в мир иной мать, отец, бабушка... Они присутствуют в ее жизни, и все говорит ей о них: фотографии в старом альбоме, северные березы, среди которых росла ее бабушка... А потому и

Я себя почувствовала дома
под родными ветками берез...

...В московском небе проплыло облако - голубой верблюжонок, и сразу эхом звучит: не тот ли верблюжонок, что с караваном проходил мимо родительского дома в Баку? Там - Каспийское море -

Синее начало
лет моих и дней,
ты меня качало
на волне своей...

В московском доме-многоэтажке - "келья" странницы. Сюда вошли все ее дороги. Вошли - но не кончились. Окно, как светлое око, глядит на мир, и рама не ограничивает его. И видится:

Близко дали!
Я руку могу протянуть -
и коснуться,
и все же не кончится путь.

"Вселенная окна" - точные слова нашла поэтесса. Точные, потому что В них - и широта мира, и преодоление замкнутого пространства "кельи" души, и чувство вечности...

Завидую самой себе,
чья жизнь теперь вдали,
своей (без устали) ходьбе
сквозь красоту Земли.

По прекрасной земле идет странница. И мы идем вслед за нею - с любовью и благодарностью за щедрость, с которой открывает она богатство мира и своей души, распахнутой добру.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker