Женская поэзия

Бунина Анна

Оригинал материала находится по адресу:
www.ostrov.ca/kgrot/letters.htm

ИЗЪ ПИСЕМЪ АННЫ ПЕТРОВНЫ БУНИНОЙ КЪ ПЛЕМЯННИКУ
ЕЯ М. Н. СЕМЕНОВУ.

Съ А. П. Буниной (р. 1774 † 1829), этой Россійской „Сафо", которую баловали, очевидно не безъ основанія, теплым участіемъ и поощреніемъ какъ съ высоты престола (императоръ Александръ I), такъ и съ высотъ Русскаго Парнаса (Державинъ, Дмитріевъ), литературный міръ знакомъ до сихъ поръ лишь по ея писательской дѣятельности, по ея стихамъ, за которыми (при ихъ посредственности) по поэтическому дарованію автора современники и критика признавали извѣстное литературное значеніе1). О личности же этой достойной и оригинальной женщины — предтечѣ новѣйшихъ Русскихъ писательницъ — и о внутренней жизни ея извѣстно очень немного. Вотъ почему могутъ представлять нѣкоторый интересъ печатаемыя ниже письма А. П. Буниной къ одному изъ ея племянниковъ, М. Н. Семенову; они даютъ матеріалъ для ея нравственной характеристики, будучи вмѣстѣ съ тѣмъ довольно занимательны въ бытовомъ отношеніи.

Михаилъ Николаевичъ Семеновъ (р. 1798 † 1861), къ которому обращены эти письма, былъ сынъ помѣщика Рязан. губ., секундъ-майора Ник. Петр. Семенова2) и сестры А. П. Буниной — Марьи Петровны, женщины, подобно своей сестрѣ, выдававшейся умомъ, образованіемъ и душевными качествами. Старшій его братъ Петръ Николаевичъ (р. 1791 † 1832)3), талантливый драматическій писатель, поэтъ и актеръ, былъ любимымъ въ своемъ полку Измайловскимъ офицеромъ, храбрымъ воиномъ кампаніи 1812-14 гг., а по выходѣ въ отставку — гуманнымъ помѣщикомъ и благодѣтелемъ своихъ крестьянъ. Ему принадлежить нѣсколько популярныхъ нѣкогда пьесъ и забавныхъ пародій. О драматическомъ его талантѣ говорить С. Т. Аксаковъ въ своихъ воспоминаніяхъ.

Михаилъ Николаевичъ былъ также Измайловскимъ офицеромъ, но дослуживъ до полковничьяго чина, въ концѣ 1820-хъ годовъ вышелъ въ отставку, женился на княжнѣ А. А. Волконской и поселился въ деревнѣ, въ своемъ имѣніи Подосинки Рязан. губ. (Раненбург. у.). Посвятивъ себя всецѣло сельскому хозяйству, онъ съ увлеченіемъ вводилъ въ немъ разныя улучшенія и вкладывалъ въ него много труда и денегъ, но безъ особенной для себя прибыли. По словамъ жившей у него въ молодые его годы племянницы Н. П. Гротъ (до ея замужества), „земледѣліе въ его имѣніяхъ поставлено было на образцовую ногу, но денегъ въ домѣ никогда не было, потому что все, что получалось, уходило на разныя предпріятія къ расширенію и улучшенію хозяйства и даже на разные комерческіе обороты, какъ-то поставку въ казну хлѣба, сукна, вина. Но отъ этихъ оборотовъ, къ которымъ онъ имѣлъ, къ сожалѣнію, большую страсть, онъ только терпѣлъ убытки. Былъ онъ и посредникомъ по размежеванію въ Раненбургскомъ уѣздѣ4)". Мих. Ник. былъ человѣкъ умный, живой и отзывчивый, но консерваторъ по убѣжденіямъ, съ симпатіями къ національно-бытовой Русской старинѣ (до-Петровской). Въ концѣ 1856 г., наканунѣ работъ по крестьянской реформѣ, онъ написалъ и представилъ Государю записку о современномъ состояніи Россіи (съ экономической, финансовой и административной точекъ зрѣнія), въ которой сказались его консервативныя воззрѣнія5).

Другіе два брата М. Н., о которыхъ идетъ рѣчь въ письмахъ А. П., заявили себя также почтенными дѣятелями на поприщѣ службы гражданской, не только административной, но и педагогической, а младшій и въ литературѣ. Приводимъ и о нихъ нѣсколько данныхъ. Николай Николаевичъ Семеновъ (по порядку 3-ій братъ6), род. въ 1796 г., ум. въ 1870-хъ), отданный въ кадетскій корпусъ, былъ взятъ оттуда по болѣзни и затѣмъ (въ 1812 г.) опредѣленъ также въ Измайловскій полкъ. Оставивъ военную службу въ 1825 г., онъ женился на Л. А. Минхъ, дочери извѣстнаго Харьковскаго профессора-медика, былъ затѣмъ директоромъ гимназіи въ Рязани, а позже, перейдя въ Министерство Внутр. Дѣлъ, былъ губернаторомъ сперва въ Минскѣ, а потомъ въ Вяткѣ (во время ссылки туда Салтыкова-Щедрина, нашедшаго въ, домѣ Н. Н. радушный пріемъ). Младшій братъ (5-ый) Василій Николаевичъ (род. 1800 г. ум. 1862 г. )7) былъ послѣ старшаго, Петра, самый талантливый, образованный и дѣятельный. Онъ кончилъ курсъ въ Царскосельскомъ Лицеѣ (II выпуска, почти товарищемъ Пушкина, съ которымъ былъ хорошо знакомъ), куда былъ отданъ въ 1812 г., затѣмъ служилъ въ Павловскомъ полку, откуда стремился перевестись въ Измайловскій, что однакожъ не удалось. Серіозные, литературные вкусы склонили его къ учено-литературнымъ работамъ и опредѣлили родъ его службы: онъ былъ цензоромъ и вступилъ въ близкія связи съ литературнымъ кругомъ. Позже онъ былъ вице-губернаторомъ въ Орлѣ, затѣмъ попечителемъ Кавказскаго учебнаго округа и наконецъ членомъ Совѣта военно-учебныхъ заведеній. Онъ оставилъ слѣдъ своими трудами въ литературѣ и Русской исторіографіи8).

К. Гротъ.

1.

28-го Февраля 1812-го года С. П.

Любезный Мишенька!

Письмо твое отъ 8-го Февраля принесло мнѣ большое удовольствіе. Въ немъ такъ подробно и мило описано твое времяпрепровожденіе9), что я премного тебя, мой другъ, благодарю. Желала бы чаще и чаще получать о васъ извѣстія, самыя свѣжія и подробныя; но что съ вами дѣлать? Какъ васъ и чѣмъ, молодыхъ людей, принудить къ тетушкамъ писать? Это свыше меня, свыше васъ и свыше возможности! Не ты, мой другъ, первый, не ты послѣдній; не тобой началось, не тобой и кончится. Я не только не требую отъ молодого человѣка всегдашней точности и непоколебимой степенности, но даже ихъ боюсь. Потому что много разъ собственными глазами видѣла въ вашемъ и нашемъ полѣ одинакія явленія, а именно: кто въ ребячествѣ разсуждаетъ, тотъ въ зрѣлыхъ лѣтахъ будетъ безъ разсудка; кто въ молодости ни въ чемъ не проступается, тотъ, приближаясь къ старости, будетъ вѣтренъ и на каждомъ шагу сдѣлаетъ тысячу дурачествъ. Итакъ, мой другъ, уступимъ каждому времени то, что составляетъ его сущность. Пускай зимой идетъ снѣгь, весной зеленѣетъ травка, лѣтомъ цвѣтуть цвѣты, осенью зрѣютъ плоды. Намъ очень непріятно видѣть въ Петербургѣ среди зимы ежедневные дожди и половодье, точно также непріятно, когда человѣкъ въ осень жизни своей не печется о домѣ, о семействѣ, о исполненіи своихъ обязанностей, весь преданъ суетности и теряетъ время свое на мелочи. Природа свое возьметъ. Переломить ее или заглушить нельзя; развѣ каторжной работой. Мнѣ случалось видѣть грубыя и неприступныя сердца въ молодыхъ людяхъ; что же изъ сего выходило? Когда приближалось время, въ которое должно дѣйствовать по разсудку, они управлялись однимъ сердцемъ и нѣжничали не къ мѣсту. Изъ этого не должно заключить, будто молодому человѣку должно безпрестанно вѣтренничать и забывать свои обязанности. На все мѣра, и величайшее находится разстояніе между порядочнымъ молодымъ человѣкомъ и негодяемъ.

Ахъ, милый мой! Я Лизаньку10) свою проводила. Какъ она плакала, какъ грустила: вѣришь-ли, измучила меня своею тоскою. Она поѣхала съ Смоленской помѣщицей Энгельгардовой, которая живетъ въ 70 верстахъ отъ ея маменьки. Одно письмо отъ нея получила, что доѣхали до Энгельгарда деревни; прошло двѣ почты, и нѣтъ болѣе писемъ, что меня обезпокоить; боюсь, не занемогла-ли она. На сценѣ моего маленькаго театра перебывало много перемѣнныхъ кулисъ и дѣйствій. Сперва страдальческая постель — доктора и друзья кругомъ, страхи, вздохи, смѣхи, ожиданье, удачи и неудачи разныхъ родовъ. Потомъ выѣзды и суета, не для самой себя. Сверхъ извѣстныхъ тебѣ лицъ, Соломка въ главной роли былъ и есть. Благородный характеръ сей роли ручается, что и впередъ будетъ. Ахвердовы, Олсуфьевы, Мордвиновы, Данилевскіе: вотъ всѣ тебѣ лица. Вседневное же лицо и несомнѣнное Александра Ильинишна.

Олсуфьева съ сестрой, дѣтьми, племянникомъ поѣхали на 10 мѣсяцевъ въ Нижегородскія деревни. Телепневы пріѣхали сюда навсегда для воспитанія своей дочери.

Что болѣе тебѣ сказать? О придворныхъ праздникахъ, живыхъ картинахъ, romances en action, charades en action, думаю, молва донесла до васъ извѣстія. Въ Воскресенье на 1-ой недѣлѣ былъ въ Державиной домѣ благородный концертъ, какъ прошлаго года. Было два еще въ филармонической залѣ и будетъ одинъ отъ Патріотическаго женскаго общества.

Будь великодушенъ, мой милый, и прости, что такъ скверно пишу. Не выходя изъ порядка вещей и уступая природѣ, чувствую: руки дрожатъ, зрѣніе притупилось, память измѣняетъ и голова завирается.

Какъ мнѣ жаль бѣднаго Николая11)! Что подумать [о] Васинькѣ12)? Вижу благородную твою заботливость о моемъ спокойствіи, которое ты хочешь сберечь и пишешь ко мнѣ, что Васинька еще не выѣхалъ; между тѣмъ, мнѣ сказали, что онъ выѣхалъ давно и долженъ уже быть здѣсъ.

Цѣлую тебя, искренная въ дружбѣ и преданная душой Анна Бунина.

За портретъ, вѣтреникъ, о сю пору не прислалъ денегъ. Однако я заплатила свои и отправила на нынѣшней почтѣ къ папинькѣ13). Я не взяла копіи, потому что совершенно имъ недовольна. Похожъ какъ двѣ капли воды, но безобразенъ; краснота непомѣрная, на носу рожа. У меня была вечеринка; я его нарочно поставила: всѣ ахали отъ сходства и находили безобразнымъ.
2.

6-го Ноября, 1821-го года.

Любезный мой другъ Михаилъ Николаевичъ!

Поздравляю тебя съ днемъ твоего Ангела. Желаю, милѣйшій, чтобы сей новый твой годъ принесъ тебѣ своимъ теченіемъ новыя выгоды и постоянное счастіе; ибо дошли до меня слухи, что у тебя бродитъ въ головѣ намѣреніе жениться. Но исполненіе таковаго намѣренія тогда только приведетъ къ счастью, когда выборъ упадетъ на достойную дѣвицу, могущую сдѣлать мужа счастливымъ, а сiе едвали зависитъ отъ насъ самихъ; потому что проницательность наша ограничена. Нельзя судить о нравѣ и о способностяхъ той особы, съ которою живешь не въ одномъ домѣ и не въ тѣсной связи; а только видишь, и то всегда въ ложномъ свѣтѣ, иногда въ лучшемъ, иногда въ худшемъ.

Тебя, милый Николай Николаевичъ, поздравляю съ именинникомъ. Скажу вамъ, что Васинька, недѣлю тому назадъ, ушелъ въ походъ въ должности квартерьера. Мнѣ его очень жаль, такъ жаль, что я съ самаго его отъѣзда не могу преодолѣть и разсѣять своей скуки... У меня онъ былъ каждый день, выключая того времени, когда проказилъ, тогда не смѣлъ глазъ показать. Доброе его сердце и нѣжность къ роднымъ много обѣщаютъ. Естьли къ несчастью сіе обѣщаніе и не вполнѣ совершится, то по крайней мѣрѣ нельзя его не любить.

П. П. Мартыновъ14) обошелся съ нимъ весьма милостиво и обѣщалъ ему о переводѣ въ свой полкъ. Васинька былъ въ совершенномъ восторгѣ; но я до тѣхъ поръ не повѣрю и не могу радоваться, пока не увижу его въ Измайловскомъ мундирѣ, или по крайней мѣрѣ не прочту въ Приказахъ15). Опыты убѣдили меня, что обѣщаніе и исполненіе суть два обстоятельства совершенно между собою разныя. Постарайтесь, милые, всѣми силами, просите Мартынова, божитесъ ему, что ей-ей Васинька у него не будеть изъ дурныхъ, — надѣюсь, онъ останется имъ довольнымъ. Васинька самъ мнѣ простодушно сказалъ, что подъ надзоромъ и покровительствомъ двухъ старшихъ братьевъ, онъ будеть лучше. Онъ сдѣлалъ дружескую связь съ вашимъ Крюковымъ, котораго я хотя и не имѣю чести знать, но слышу, что онъ человѣкъ степенный. Жаль, что вы меня не предупредили о семъ г. Крюковѣ и не сказали мнѣ вашего мнѣнія; ибо для Васиньки ничто столь не важно, какъ связи съ степенными людьми.

Я имѣю всегда причину быть вами недовольною въ разсужденіи малаго вашего ко мнѣ вниманія. Въ Петербургѣ — по рѣдкому свиданію; въ разлукѣ — по рѣдкимъ письмамъ. Но что значитъ для васъ, довольна я или нѣтъ? Значитъ или не значитъ, не менѣе отъ того однакоже изъявляю мое желаніе получать ваши письма.

Что вы дѣлаете, что съ вами происходитъ, поѣдете ли въ отпускъ, и пр. и пр.? Стыдно и грѣшно оставлять меня въ невѣдѣнiи. Не могу я не быть благодарною Васинькѣ, который, не смотря на величайшее въ лѣтахъ нашихъ разстояніе, всѣхъ васъ ко мнѣ ближе. Я забыла у него спросить о золотой табакеркѣ, подаренной ему Петромъ Петровичемъ16), то когда онъ пріѣдеть, спросите милые, гдѣ она.

Вы всѣ три брата очень счастливы на лотереи; почему очень совѣтую вамъ взять на знаменитую Головинскую, каждый братъ на свое имя и еще одинъ билетъ на все семейство. Ей, ей можно порисковать! Присылайте деньги; авось Провидѣніе въ окошко подастъ съ надписью: на доброе употребленіе и полезныя дѣла.

Братъ Иванъ Петровичъ17) три мѣсяца безпрестанно боленъ; а я другую недѣлю страдаю отъ грудной болѣзни18). Думаю отъ заботъ и тревогъ открылась тяжкая рана; а скука ее поддерживаетъ. Желаю, вамъ совершеннаго здоровья. Поклонитесь Петру Петровичу19) и Александру Наркизовичу20). Цѣлую васъ и жду вашихъ писемъ. Преданная въ дружбѣ къ вамъ Анна Бунина.
3.

10-го Декабря 1822-го. Ревель.

Мой другъ, милый Михаилъ Николаевичъ! Получа сегодня первое, но милое твое письмо, спѣшу тебя, друга моего, за оное благодарить. Недѣлю назадъ, я писала къ тебѣ черезъ Ивана Петровича и покорнѣйше тебя просила сдѣлать мнѣ милость выкупить обѣ мои вещи, которыя за отъѣздомъ вашимъ и за отъѣздомъ Лисенко могутъ пропасть, и я чрезъ того лишусь послѣдняго; ибо повидимому имѣніе мое, отправленное въ Маршу (?), для меня скончалось. Не откажи, любезнѣйшій, и помоги мнѣ въ семъ случаѣ.

Въ писъмѣ твоемъ нѣтъ болѣе ни слова о поѣздкѣ въ Ревель. И такъ это была шутка! Ахъ, Миша, Миша! Напрасно ты думаешь, что мнѣ весело въ Ревелѣ. Можетъ ли быть весело тому, кто приближается къ смерти, и не видитъ подлѣ себя ни ближняго, ни друга? Здоровье мое очень плохо; грудь дѣлается хуже и хуже, и кажется будто идетъ къ развязкѣ.

Я здѣсь очень мало выѣзжаю; едва-ли черезъ недѣлю, иногда дёнъ черезъ 10. Шитье для Ивана Петровича и ужасная съ нимъ переписка беретъ все мое время. Притомъ часто нездорова, и также заботы отнимаютъ куражъ.

Поздравляю съ прошедшимъ именинникомъ. Поцѣлуй его отъ меня, поздравь и извини, что я къ нему не писала. Повѣришь-ли, всякое письмо пишу, какъ на почтовыхъ; такъ спѣшу, что себя не помню. Всякій день встаю до свѣту и съ огнемъ обѣдаю, хотя не чувствую голода. Есть-ли удосужусь, на будущей почтѣ буду писать къ тебѣ свободнѣе, не спѣша; ибо отправлю Ивана Петровича вещи, слѣдовательно буду свободна. Ты менѣе моего занятъ; пиши, мой другъ, ко мнѣ. О моей поѣздкѣ въ деревню и полагать нельзя: ни денегъ, ни здоровья нѣтъ. Здѣсь васъ всѣ ждутъ и хотятъ съѣхаться ко мнѣ танцовать, когда вы пріѣдете. Цѣлую тебя. Вѣрная въ дружбѣ А. Б.

Поклонись отъ меня доброму своему товарищу.
4.

21-го Ноября 1823-го года. Середа.

Что дѣлается съ вами, любезный Михаилъ Николаевичъ? Какъ вы дошли, и какъ устроились, обо всемъ нетерпѣлива знать. Что до меня, то хотя я обѣщала тебѣ вести мой журналъ, но боюсь, Что въ немъ не будетъ разнообразія; потому что всѣ выѣзды мои ограничиваются однимъ только домомъ Николая Семеновича21); ибо съ самой нашей разлуки я нигдѣ кромѣ его не бываю. Однако, должно соблюсти условіе, и такъ слушай.

Въ Воскресенье поутру я проснулась часа два до свѣта и слышала барабанъ, который отзывался въ моемъ сердцѣ, потому что увѣдомлялъ о вашемъ уходѣ. Въ 12 часовъ привезли изъ колоніи мои бюсты; въ часъ я пошла къ Ивану Петровичу, въ 5, поѣхала къ Мордвиновымъ, которые прислали за мной карету. Тамъ нашла Бакунину фрелину и Анну Семеновну. Обѣдали: Вѣра Николаевна22) съ дѣтьми, Мина Фондезина23), Деденевъ, Глинка, Скипаръ, Свиньинъ и болѣе никого. Вечеромъ были Муравьевъ женатый и князь Менщиковъ. День и вечеръ провели довольно живо.

Въ Понедѣльникъ опять у Мордвиновыхъ. Поутру бюсты мои отправились къ Александру Николаевичу. Я стояла у окна и смѣялась, какъ ихъ укладывали въ сани, послали имъ постель и одѣли одѣяломъ, оставя наружи всѣ 7 лицъ. Онѣ поставлены на 7 книжныхъ шкаповъ въ библіотекѣ. Генріета Александровна24) мнѣ сказала: j'admire le courage de votre neveu, il me plaît; il est résigné. Обѣдала я одна, было очень весело; мы шутили и дѣлали фокусы. Вечеромъ всѣ сѣли за работу; а Генріета Александровна начала намъ читать вслухъ, какъ вдругъ одинъ за однимъ, и домъ наполнился гостями, что намъ очень было не но вкусу. Сперва пріѣхали Арсеньева съ мужемъ; потомъ молодые Лашкаревы съ сестрою; потомъ невѣста Лобри съ женихомъ, съ отцомъ и съ матерью, и еще мужчины. Въ 10 часовъ всѣ разъѣхались. Я шепнула Натальѣ Николавнѣ25): „завтра я буду обѣдать у Рахмановыхъ!" Она шепнула мнѣ: „а я поѣду къ Нинушкѣ". Марья Яковлевна шепнула ей: „меня завезите къ Талызинымъ!" Я тѣмъ же тономъ: куда хорошо? Кто-же будетъ слушать Аксенова?26) (Глинка хотѣлъ его привести обѣдать, съ тѣмъ, что послѣ обѣда онъ будетъ играть на гитарѣ). Она тѣмъ же тономъ: мнѣ непремѣнно должно ѣхать; притомъ я не очень люблю гитары. Марья Як. тѣмъ же тономъ: и мнѣ непремѣнно должно быть у Талызиныхъ. Я вслухъ: Генріета Александровна! Вы однѣ будете слушать Аксенова! Наталья Николаевна ѣдетъ къ Нинушкѣ, Марья Яковлевна къ Талызинымъ. Наталья Николаевна вслухъ: вотъ прекрасно! вы, первая начинщица, на насъ жалуетесь! Анна Петровна хочетъ ѣхать завтра къ Рахмановыхъ. Генріета Александровна: Нѣтъ, мой другъ, я васъ не пущу, извольте пріѣхать ко мнѣ; я пришлю за вами карету.

Во Вторникъ карета у крыльца, и я опять у Мордвиновыхъ. Глинка пріѣхалъ одинъ; Аксенову было поручено отправлять погребеніе старика Татищева27). Я нашла Анну Семеновну; Наталья Николаевна уѣхала къ Нинушкѣ, которая нездорова, Въ домѣ величайшая тишина, и всѣ ходятъ на пальчикахъ: Николай Семеновичъ нездоровъ и съ нами не кушалъ. Въ 9 часовъ карета поѣхала за Натальей Николаевной и меня завезли домой.

Середа. Собираюсь къ Рахмановымъ; но куда попаду, не знаю. Что еще прибавить? Своего нечего. Развѣ сказать, что въ Субботу Вѣра Николаевна съ Н. Н. и съ А. Н. ѣздили къ Лореровой. Началось тѣмъ, что Лизогубъ давалъ концертъ на фортепіано; потомъ танцы.

Пиши, мой милый, ко мнѣ, какъ ты устроился, — пріѣхали ли Икскули; познакомился-ли ты съ ними и когда ты будешь въ Петербургъ? Сія послѣдняя статья занимаетъ меня болѣе всего, увѣдомь съ точностію. Когда я къ тебѣ сіе пишу, колокола возвѣщають день пріѣзда Принцесы28). Была повѣстка военнымъ и придворнымъ съѣзжаться ко двору. Мнѣ очень бы хотѣлось попасть къ Мордвиновымъ, чтобы узнать отъ Александра Николаевича, что было.
5.

26-го Ноября. Продолженіе.

Середа, была у Рахмановыхъ.

Четвергъ у Мордвиновыхъ. Обѣдалъ Глинка. Наталья Николаевна обѣдала и цѣлый вечеръ провела у Ахвердовыхъ. Вечеромъ Глинка читалъ La mort de Socrate par Lamartine.

Пятница. Обѣдала и цѣлый вечеръ провела съ Натальей Николаевной у Ахвердовыхъ, праздновали канунъ именинъ вмѣсто имениннаго дня. Катерина Борисовна съ Нинушкой поѣхали при насъ на балъ къ Хвостовымъ. У Ивана Петровича былъ обѣдъ, на который и меня приглашали.

Суббота у Мордвиновыхъ. Наталья Николаевна обѣдала и цѣлый вечеръ провела у кузины своей Корсаковой, а Анна Семеновна съ нами.

Воскресенье. У Мордвиновыхъ. По обыкновенію Столыпины всѣ; Катерина Борисовна съ Нинушкой, Глинка съ Аксеновымъ, Зыковъ. Послѣ обѣда Марья Яковлевна играла на фортепьянахъ превосходную пьесу, съ особеннымъ мастерствомъ. Пристали (за исключеніемъ хозяевъ) къ Аксенову; онъ послалъ за гитарой и усладилъ слушателей.

Вотъ, мой другъ, тебѣ простой, мало любопытный и неразнообразный мой журналъ. Надобно включить въ него, что два раза мимоходомъ была я у Ивана Петровича; но онъ даже не заглянулъ ко мнѣ, хотя часто выѣзжаетъ со двора, какъ самому тебѣ извѣстно, и третьяго дня былъ на балѣ у Зейделя; но Зейдель важнѣе меня, и я съ нимъ равняться не смѣю. Пріѣзжай сюда, въ Субботу поутру и прямо ко мнѣ, чтобы застать меня дома. Впродолженіе сей недѣли много накопилось о чемъ поговорить и что сказать.

Пожалуйста попроси брата, чтобы купилъ мнѣ (на 5р.) сѣрой пищей бумаги, какую прошлаго года покупалъ и привезъ бы съ собой. Я съ большимъ нетерпѣніемъ ожидаю отъ тебя письма я желаю, чтобы оно предшествовало пріѣзду. До свиданія, милый.

Цѣлую тебя и брата. Любящая васъ Анна Бунина.
6.

Par secret.

Mon cher neveu!

Je m'empresse à vous communiquer une chose bien étonnante. Un de ces jours, on m'annonce une visite, et un jeune homme bien gracieux, mais inconnu se présente à moi. Comment croyez-vous, mon cher, de la part de qui était-il venu? Non, vous n'en pourriez pas deviner! C'est, — jugez de ma surprise, c'est — de Sa Majesté l'Empereur lui-même! Souverain unique, sans égaux, ni rival! Il étend Sa charité et Sa bienveillance jusqu'au plus petit et plus obscure sujet de Son royaume. Il Lui paraît peu de m'avoir comblé de Sa bonté, de m'avoir tant de fois secouru, sans que je l'ai mérité. Il s'intéresse à moi, Il veut savoir de ma propre bouche la raison, qui m'oblige à m'éloigner de Pétersbourg!

Vous pouvez bien juger, mon cher neveu, jusqu'à quel point j'en était émue et attendrie. Mon âme est pénétrée de reconnaissance. L'envoyé m'a dit, que je ferai mieux d'exposer mes raisons sur le papier qui sera remis chez Sa Majesté29).

Depuis votre départ je souffre des vapeurs de mon abominable logement et je cours continuellement pour me trouver un autre. Les fatigues, les vapeurs et le refroidissement m'ont donné des maux de tête si violents, que je n'аі pas pu écrire ce papier; même, je n'ai pas pu me rendre hier (Dimanche) chez les Mardvinoffs. Venez, mon cher, si vous pouvez le 15 de ce mois, c'est à dire le Samedi, pour deux jours; je vous montrerai mon papier et je me flatte que vous n'êtes point indifférent à mon égard. Quand à vous, je vous dirai qu'on vous porte de l'intérêt; le reste je me ménage à vous communiquer en présence.

Répondez moi vite, pourriez vous venir ce Samedi et sachez garder le secret. Цѣлую тебя. Любящая тетка Анна Бунина. 10-го Декабря 1823-го г.

(Приписка) Насилу могу писать, отъ того такъ дурно написано. Что не присылаете бумаги? Мнѣ не на чемъ писать.
730).

Письмо твое, любезный Михаилъ Николаевичъ, я получила и благодарю за то, что хотя взялъ на себя трудъ оправдываться и вывелъ меня изъ сомнѣнія на счетъ молчанія своего. Мой другъ, всегда можно найти отговорки; кто не любитъ признаться, тотъ всегда будетъ правъ. Но я привязана къ роднымъ моимъ безъ малѣйшей лжи и притворства; слѣдовательно расположена болѣе къ любви, нежели къ досадѣ, и ничего иного не желаю, какъ чтобы видѣть тебя счастливымъ.

Остаться въ Петербургѣ я не имѣю расположенія, и что бы ни случилось, въ половинѣ Февраля отсюда ѣду и уже такъ устраиваю мои дѣла, и веду къ одному концу. Въ запискѣ къ Высокому моему Покровителю прописала я причины моего отъѣзда и для себя самой ничего не просила. Когда увидимся, дамъ прочитать тебѣ сію записку; слѣдствія по ней еще нѣтъ никакого. Кто внушилъ Ему ко мнѣ сожалѣніе, тотъ опредѣлитъ и развязку. Я разумѣю подъ симъ Верховнаго Владыку и Творца міровъ.

Въ нынѣшній Понедѣльникъ была у Мордвиновыхъ лотерея, которая шла столь хорошо и такъ всѣхъ увеселила, что всѣ просили еще одной. Добрые хозяева назначили еще одну наканунѣ Новаго Года.

Я не жду васъ первые дни праздника, но прошу тебя пріѣхать въ Субботу, то есть за два дня до Новаго Года и отвѣчаю тебѣ, что проведемъ нѣсколько дёнъ вмѣстѣ съ большимъ удовольствіемъ. Къ Крещенью же я сама пріѣду дня на три въ Ропшу, предвари о томъ Лалаевыхъ. Пришлите мнѣ бумагу, мнѣ не на чемъ писать. Я наняла квартиру у самаго Покрова съ Нѣмцами, которые будутъ меня и кормить и поить. Прошу писать ко мнѣ безъ всякаго отлагательства, чтобы медленіемъ не наводить на меня сомнѣнія въ полученіи сего письма.

Пиши положительно и побольше, чѣмъ докажешь, что точно любишь любящую тебя Анну Бунину.

Сообщилъ К. Я. Гротъ.



1) О Буниной см. М. Хмырова („Разсвѣтъ" 1861, № 11), очеркъ А. П. Чехова, Истор. Вѣстн. 1895, т. 62, Венгерова „Источники Словаря Русск. Писателей", т. I, стр. 380 (также Г. Геннади, Спр. Словарь). Срв. нашу замѣтку „Альбомъ А. П. Буниной", Русск. Арх. 1902, Мартъ. См. еще „Русскіе портреты XVIII—XIX в. " изд. В К. Николая Михайловича, т. III вып. 1. № 76 (Спб. 1907). Произведенія Буниной изданы ею въ Спбургѣ въ 1819 г.: „Собраніе Стихотвореній Анны Буниной", въ 3-хъ частяхъ.

2) Сестра Н. П. Прасковья Петровна была за Милоновымъ. Ихъ сынъ, поэтъ Мих. Вас. Милоновъ, приходился такимъ образомъ, двоюроднымъ братомъ дѣтей Ник. Петр. и вмѣстѣ со старшимъ Петр. Ник. воспитывался въ Московскомъ Университет. пансіонѣ.

3) П. Н. Семеновъ былъ женатъ на Алек. Петр. Бланкъ, внучкѣ извѣстнаго архитектора, строителя Моск. Воспитательнаго дома К. И. Бланка (котораго сынъ Борисъ былъ женатъ на дочери сестры Анны Петр. Буниной — Варварѣ П. Усовой). Дѣти П. Н. Семенова — извѣстные дѣятели крестьянской реформы, ближайшіе сотрудники гр. Я. И. Ростовцева, прославившіе имя Семеновыхъ и въ наукѣ, и въ литературѣ: сенаторъ Н. П. Семеновъ († 1904) и членъ госуд. сов. П. П. Семеновъ Тянь-Шанскій (крестникъ А. П. Буниной); сестра ихъ — Нат. Петр. Гротъ (авторъ книги „Изъ Семейной Хроники" Спб. 1900). О П. Н. Семеновѣ см. замѣтку Я. К. Грота „Объ авторѣ Митюхи Валдайскаго". Труды Я. К. Г., т. III.

4) „Изъ Семейной хроники", стр. 88.

5) Записка эта хранится въ моемъ семейномъ архивѣ.

6) Второй, Александръ, герой Бородинской битвы (два раза былъ раненъ), умеръ рано.

7) Онъ былъ женатъ на А. И. Уваровой, двоюродной сестрѣ гр. Я. И. Ростовцева (ихъ матери были сестры Кусовы).

8) В. Н. переложилъ на Русск. яз. въ стихахъ драму „Земную ночь" Раупаха (Спб. 1835), издалъ съ примѣчаніями одинъ томъ Библіотеки иностранныхъ писателей о Россіи (XV—XVI в. ), Спб. 1836 т. I (въ которомъ ему принадлежитъ переводъ трехъ писателей) и проч.

9) Мих. Ник. былъ именно въ этомъ году, 14-ти лѣть, опредѣленъ въ Измайловскій полкъ. Воспитаніе онъ получилъ домашнее.

10) Елис. Парѳ. Бунина, молодая дѣвушка изъ семьи дальнихъ родственниковъ, Смоленскихъ Буниныхъ, которой по смерти ея отца покровительствовала А. П., помѣстивъ ее и сестру ея въ институтъ, а позже пріютивъ ихъ въ, домѣ своего племянника Д. М. Бунина въ Рязанск. губ. въ имѣніи, которое впослѣдствiи и досталось Елис. Парѳ. (Дуроломовка).

11) Ник. Ник. Семеновъ, см. выше.

12) Вас. Ник. Семеновъ, о немъ выше.

13) Т. е. Ник. Петр. Семенову. Едва-ли здѣсь рѣчь идетъ о большомъ портретѣ самой А. П. работы Варнека, который впослѣдствіи достался Нат. Петр. Гротъ отъ ея бабушки Марьи Петровны, а нынѣ у меня; одна изъ копій его находится въ Академіи Наукъ. Скорѣе, какъ можно заключить изъ одной записочки А. П., здѣсь разумѣется портретъ М. Н. Семенова.

14) Командиръ Измайловскаго полка, впослѣдствiи Петербургскій комендантъ.

15) Переходъ этотъ не состоялся, и В. Н. оставилъ вскорѣ военную службу.

16) П. П. Бунинъ — брать Анны Петровны.

17) Морской офицеръ, участникъ Шведской войны, имѣлъ большія связи въ кругу литераторовъ, въ который и ввелъ свою сестру.

18) У Анны Петр. обнаружилась тогда болѣзнь рака, которая очевидно готовилась уже давно. Эта болѣзнь, все развивавшаяся, въ послѣдніе годы и принудившая ее оставить Петербургъ, свела ее въ могилу въ 1829 г.

19) Другой братъ А. П.

20) Ильину.

21) Графъ Н. С. Мордвиновъ, адмиралъ, членъ Государств. Совѣта.

22) Столыпина, дочь Н. С. Мордвинова.

23) Фонъ-Дезенъ.

24) Супруга Н. С. Мордвинова, рожд. Кобле, Шотландка.

25) Это дочь Н. С. Мордвинова, позднѣе супруга А. Н. Львова.

26) Сем. Ник. Аксеновъ, извѣстный тогда учитель пѣнiя и игры на гитарѣ.

27) Вѣроятно, графъ Николай Алексѣевичъ Т., генер. отъ. инф. род. 1786 г.

28) Будущей великой княгини Елены Павловны.

29) Въ Іюлѣ 1814 года на устроенныхъ для въѣзда въ Царское Село воротахъ въ честь возвратившагося изъ-за границы Александра Павловича красовались два стиха, сочиненные А. П. Буниной:

Тебя грядущаго со славой,
Врата побѣдны не вмѣстятъ.

30) Это письмо не имѣетъ даты. Но по содержанію видно, что оно писано вслѣдъ за предыдущимъ (т. е. около 20-го Декабря 1823 г.).

Воспроизводится по журналу "Русский Архив", 1908 г., кн. I, стр. 524-535. Сохранена орфография оригинала, переносы удалены.
Оцифровка и оформление: © Е. К. Федоров, 2004.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker