Женская поэзия

Бем Ирина

Оригинал материала находится по адресу:
www.vekperevoda.com/1900/ibem.htm



 

ИРИНА БЕМ


1916, Петроград - 1981, Градец Кралове, Чехословакия


Дочь литературоведа и философа А. Л. Бема; в эмиграции оказалась с 1919 года, сперва в Белграде, затем в Варшаве и с 1922 года - в Праге. Входила в пражский "Скит поэтов", которым руководил ее отец. В 1943 году в Праге нетипографским способом вышел единственный ее поэтический сборник - "Орфей". После гибели отца переехала в Восточную Чехию, преподавала французский и латынь. Поэтическими переводами Ирина Бем занималась от случая к случаю, в 1942-1957 годах; предлагаемая подборка взята из книги Ирины Бем "Орфей. Стихи разных лет", подготовленной Л. Н. Белошевской (Прага) для выпуска в серии "Малый Серебряный Век" московского издательства "Водолей-Publishers".



ШАРЛЬ БОДЛЕР


(1821-1867)


ПРИГЛАШЕНИЕ В ПУТЬ


О, дитя мое,
О, сестра, вдвоем
Далеко мы уйдем, быть может,
В край, где сладко жить,
Где вольно любить, где земля, на тебя похожа!
Небо влажно там,
А по вечерам
Солнце прячет лицо в туманы,
Там твои глаза
Заблестят в слезах
И еще таинственней станут.
              Там покой, обилие, лад,
              Там краса и любовь царят.

Каждый там покой
Дышит стариной,
Комнаты разубраны богато,
Редкие цветы
Дивной красоты
С мирром там мешают ароматы.
Стены высоки,
В фресках потолки,
Как озера зеркала глубоки,
Все чарует взгляд,
Сердцу говоря
О волшебной роскоши Востока.
              Там покой, обилие, лад,
              Там краса и любовь царят.

Погляди, как спят
На каналах в ряд
Корабли с повадкой гулливой!
Редкие дары,
Верно, привезли
Для тебя, царицы счастливой;
Солнечный закат
Пламенем объят,
Пристань словно вылита из злата,
Паруса лежат,
Гиацинты спят,
В розовом сиянии заката.
              Там покой, обилие, лад,
              Там краса и любовь царят.


ЯРОСЛАВ СЕЙФЕРТ


(1900-1986)


ДУШИЧКИ


Мерцает пламя здесь и рядом
Дрожит, как первая слеза,
Что набегает на глаза...
А воздух пахнет листопадом.

       Стоим в молчанье: что мы, где мы?
       В огне дрожит упрек немой,
       А первый иней, как зимой,
       Пушит седые хризантемы.


ОДЕТАЯ СВЕТОМ
(отрывок из поэмы)


Я однажды шел, когда темнеет,
Прага была царственней, чем Рим.
Стало страшно вдруг, что не сумею
Сна порвать, так был неповторим
В тишине весенней ночи город.
Звезды зажигались наудачу,
Что под крыльями под утро спрячут
Чудища старинного собора.

Я однажды вышел утром рано
И побрел в знакомые места,
Но у старого седого храма
Были заперты еще врата.
Горе путнику, который должен
У дверей весенним утром ждать;
Мне хотелось посмотреть, как звезды
Станут с неба утром улетать.

-----

Где слагают крылья ангелы, чтоб спать?
У людей, лишь вечером положат
Голову усталую на ложе,
Крылья начинают прорастать...

-----

А слепой внезапно прозревает,
К розе вдруг приник губами он,
А глухой о чуде повторяет,
Слыша колокольный перезвон.


ГОРА РЖИП


Я видела снежные вершины,
Но не о них пою я ныне.

В высотах, недоступных глазу,
Снега блистали, как алмазы.

Давило грудь, дух занимало,
Красы тех гор как ни бывало.

Но если средь родной равнины
Вдали увижу холм единый,

И облачко, как кружевное,
Тут сердце запоет иное.

Несутся облака над нивой,
Копытом кони бьют ретиво.

В снопах тяжелые колосья,
Святой Георгий меч заносит,

Чтобы отсечь главу дракону.
Горячий воздух полон звону,

Кружится мотылек над викой,
Душистой кашкой, повиликой...

Тут я немею от волненья
И брызжут слезы умиленья:

       Все сердцу близко, все знакомо:
       Как хорошо, как славно дома!


НОЧЬ


Ночь одела в сеть тумана
Каждый лист и куст.
Тихо повторять я стану
Звезды наизусть.
       По ночам жестокий голод
       Чувствует сова,
       И бедняжка мышка колос
       Догрызет едва.
Хоровод беспечных мошек,
Рея в тьме ночной,
Лета тихого не слышит
Мыши над собой.
       Ночь сдавила все как панцирь,
       Темень, ночь и тишь...
       Умирают мошки в танце:
       Их проглотит мышь.
Все живое смерть объемлет,
И пощады нет...
Все уж спит, лишь смерть не дремлет,
Бдит одна лишь смерть.


ГАЛИНА МАЗУРЕНКО


(1901-2000)


* * *


Сердце ранено наше навеки,
И очей не найти сухих,
Тяжко поутру сомкнуты веки,
И веселье, и смех затих.
В разговоре пустом натяжки,
Но немой на устах вопрос...
Говорить?.. Но слова иссякли,
Чтобы плакать не хватит слез...

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker