Женская поэзия

Омар Асель

Оригинал материала находится по адресу:
www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152073573&chapter=1130006942&act=archive_date&day=23&month=10&year=2005
Опубликовано: 23 октября 2005 года
Автор: Галия Шимырбаева


Асель ОМАР: Мой «Ангелочек» — это не продукт
Фото из архива Асель ОМАР
Совсем скоро на киностудии «Казахфильм» начнутся съемки семисерийного телевизионного сериала «Ангелочек». Сорежиссером к маститому Рымбеку Альпиеву приглашена россиянка Асель Омар. Несмотря на молодость (Асель чуть за 30), она уже довольно известный прозаик и поэт: кроме отдельной книги, ее произведения вышли в десятках коллективных сборников, рассказы успешно публикуются в России и за границей. Что касается режиссуры, то «Ангелочек» — это ее дебют в большом кино. До этого у ученицы Эмиля Лотяну было два короткометражных фильма на российских киностудиях.

— Итак, «Ангелочек». Чем же этот многосерийный фильм будет отличаться от «мыльных опер»?

— Тем, что драматург Нурлан Санжар сделал здесь попытку рассказать грустную историю о детдомовском мальчике, который ищет своих родителей, — говорит Асель. — Мы поставили цель сделать «Ангелочек» не продуктом киноиндустрии, каковыми являются сериалы, а настоящим кино, но только снятым на видео.

Руководство киностудии поставило Асель в достаточно жесткие временные рамки — закончить съемки двух серий до конца года. Видеопробы и выбор натуры уже завершаются, то есть к съемкам группа практически уже готова, но есть ряд не зависящих от режиссера причин, которые могут задержать выход фильма. Но об этом позже, а пока мы расскажем о режиссере, который взялся снимать этот многосерийный телевизионный сериал.

Асель родилась в Алматы. После школы окончила Литинститут имени Горького, потом, чтобы поближе узнать азы рыночной экономики, — Всероссийскую академию внешней торговли.

— В стране в те годы шли серьезные перемены, а мне хотелось научиться ориентироваться в этом процессе, — продолжает она. — После академии вернулась в Алматы. В 1996—1997 годах работала в газете «Новое поколение». Затем была главным редактором издательского дома «Жибек жолы», параллельно занималась литературой, стала членом Союза писателей и Союза журналистов Казахстана.

Можно ли назвать Асель успешным человеком, и если да, то чем из атрибутов успешной жизни она может сегодня похвалиться?

— Понятие успеха для каждого человека индивидуально, — считает она. — Для иного режиссера успех — это «Золотая ветвь» Каннского фестиваля, для другого — российская «Ника», для третьего — просто получить постановку. В обывательском же понимании успешный — это человек с каким-то счетом в банке, с престижной работой, домом в экологически чистом пригороде большого города, отдыхающий на островах и так далее. Для меня успех это высокий уровень профессионализма.

Если же говорить о внешних сторонах успеха, то я их, конечно, могу назвать. Это публикация моих рассказов в России и за рубежом. Кое-чего я уже достигла. В переводах меня публиковали во Франции, Америке, Палестине; в Казахстане на следующий год должна выйти моя книга прозы «Ранние холода». А сейчас — дебют на «Казахфильме».

— Вы русскоязычный писатель. В свое время Анатолию Киму пришлось более десяти лет безуспешно ходить по редакциям московских журналов, и если бы не счастливая встреча с Иннокентием Смоктуновским, путь к известности был бы для него еще более долгим...

— В советские времена один (теперь никому неизвестный) редактор одного из алматинских журналов, помнится, сказал мне: «Раз вы казашка, так и пишите на казахском». Но, как говорил мой покойный дед, «никогда не поддавайся на провокации». Но это было в самом начале моей писательской карьеры, в основном же она пришлась на более демократические времена, когда самое главное — твои умения и способности. Москва в этом плане благодатный город. Не скажу, что все мне давалось легко, но это многонациональный город с массой предложений в сфере искусства и литературы. Концентрация человеческого интеллекта, которая сосредоточена в Москве, позволяет быть оцененным и получить предложения независимо от национальности и происхождения. Доказательство этому — мои неоднократные победы на российских литературных конкурсах. То, что я казашка, являлось даже плюсом, потому что читателям и критикам было интересно мое видение жизни и происходящих исторических процессов. Правда, для того, чтобы меня признал русский читатель, пришлось немало работать над языком. Это и общение с людьми, и поездки по России, а самое главное — любовь и уважение к этой стране.

...В конце 90-х Асель решила снова пойти учиться. На этот раз — на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Для этого ей пришлось несколько лет поработать в области бизнес-пиара в крупнейшей российской строительной компании.

— Не могу сказать, что это сделало меня состоятельной, но, по крайней мере, я смогла самостоятельно оплатить учебу на режиссерских курсах, а еще посмотреть мир — Европу и немножко Восток.

А потом в ее жизни была учеба у незабвенного учителя Эмиля Лотяну. По словам Асель, его колоссальная энергетика, высокий темперамент, незаурядный интеллект и душевная щедрость задавали ученикам высокую планку.

После окончания курсов Асель вполне успешно нашла себя и в бизнесе, и в литературе. Предложение поработать в Казахстане поступило к ней в самый разгар работы: она писала сценарии для различных киностудий и одновременно была пиар-директором компании «Русский модерн». Но отказаться от предложения генерального директора киностудии «Казахфильм» Сергея Азимова, как она выразилась, не было никаких сил, потому что, во-первых, оно поступило из родного города, а во-вторых — телевизионный сериал был для нее новым жанром.

Работа над «Ангелочком» началась без всяких проблем — руководство киностудии создает для молодых талантливых кинематографистов максимум условий. Проблема только в одном — нехватка профессиональных кадров.

— Поскольку киностудия «Казахфильм» более десяти лет находилась в кризисе (как, впрочем, и остальные киностудии бывшего Союза), то, соответственно, образовался дефицит кадров. Поэтому приходится использовать либо не совсем подготовленных специалистов, либо тех, кто привык работать по старинке. Это создает серьезные трудности. «Казахфильм» все еще является государственной структурой, и это тоже объясняет использование старых методов при производстве фильмов.

— Чем в этом плане отличается Москва?

— Там рыночные механизмы уже вступили в дело, и, как следствие, фильмов стало производиться больше. Если в казахстанское кино делал бы инвестиции частный капитал, то и здесь, на мой взгляд, их было бы больше, так как любой владелец капиталов стремится как можно быстрее вернуть вложенные деньги. А пока при производстве тех же сериалов в Казахстане абсолютно отсутствует, например, тот же элемент скрытой рекламы, когда зритель в течение нескольких секунд видит, например, марку какого-либо товара.

Из-за того, что сейчас в Казахстане производится мало фильмов, вытекает еще одна проблема: не хватает работы даже для того небольшого числа кинематографистов, что здесь есть. Это, как считает Асель Омар, способствует возникновению нездоровой конкуренции и конфликтов, которые не имеют ничего общего с искусством. С этим ей пришлось столкнуться лично.

— Но присутствие частного капитала еще не решит всех проблем, — говорит она. — В свое время в сфере кино существовал системный подход при обучении кадров всех уровней — и творческих, и производственных. Тогда посылали учиться во ВГИК и на Высшие режиссерские курсы. Это приносило плоды в виде хороших картин. Думаю, государство получило бы свои дивиденды, если бы была сформирована какая-то программа для обучения казахстанцев в лучших кинематографических вузах мира. В первую очередь — в российских, которые более доступны и в то же время имеют высокий уровень. Я не игнорирую Академию искусств имени Т. Жургенова, но этого, на мой взгляд, мало.

Возьмем, к примеру, такую проблему, как нехватка новых кадров. Старые — неплохие, среди них есть очень сильные, но при подборе актерского состава для «Ангелочка» я столкнулась с очень ограниченным выбором. Если нужен персонаж определенного поколения, то в двух академических театрах Алматы находится не более пяти-семи человек. Из них по фактуре и по внутренним данным подходили один или два.

Это еще связано с общим падением интереса к профессиям, связанным с искусством. Они считаются малооплачиваемыми, и редко кто из киношников прорывается к вершинам. Возможно, с расширением объемов производства поднимется и престиж этих профессий.

Формирование кадров для искусства сегодня — это, по большому счету, вклад в завтрашний день страны, потому что искусство это визитная карточка страны, оно способствует повышению имиджа не менее, чем заводы и фабрики. 


 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker