Женская поэзия

Тхейкхаунтин Хлайн (Hlaing Hteik Khaung Tin)

Михаил Бредис - востоковед, историк, литературовед, специалист по литературе Юго-Восточной Азии.

Статья предоставлена автором.



Хлайн Тхейкхаунтин (1833-1875), Мьянма

В истории Мьянмы принцесса Хлайн известна как одаренная поэтесса, драматург и композитор. Говорят, она была самой прекрасной женщиной при королевском дворе в Мандалае. Выйдя замуж за младшего брата короля Миндона, принца Канауна (Ka Naung), она стала супругой престолонаследника. Хлайн Тхейкхаунтин была дочерью королевы Ма Мья Калей (1809 – 1845), одаренной поэтессы, автора песен в различных жанрах. В 1845 г. королева была казнена по приказу ее супруга, короля Таравади.

«По преданию Ма Мья Калей написала перед смертью прощальную песнь-тейтха, перекликающуюся со знаменитой лингой Анандатурии (1173 г.).
Все в мире сущем Закону подвластно,
Земное рожденье лишь гибель сулит.
С гневом вторгаясь в жизни теченье,
Славный властитель грех совершит...»
(М. Ю. Осипов Бирманская литература [первой половины XIX в.] в кн. «История всемирной литературы» в 9 т. Т. VI.)

Почитаемый бирманцами король Миндон из династии Коунбаунов правил в Мьянме с 1853 по 1878 год. При предыдущем короле Паган Мине (1848—1853) в стране прогремела Вторая англо-бирманская война, закончившаяся в 1852 году тяжёлым поражением королевских войск. В результате англичане аннексировали Нижнюю Бирму с городом Рангуном. Миндон вместе с принцем Канауном свергли своего сводного брата короля Пагана и установили мир с англичанами. Новый властитель страны провел важные реформы в области административного управления, налогообложения, судебной системы, направленные на ослабление влияния крупных феодалов и централизацию королевской власти.

В условиях соседства с сильнейшим врагом – англичанами, захватившими часть страны, король прекрасно отдавал себе отчет в том, что дальнейшая экспансия британцев – дело времени. Страну необходимо было модернизировать, и правитель пошел на соглашения с Великобританией, одновременно пытаясь договориться со всеми возможными соперниками англичан в Европе, прежде всего с Францией, чтобы противостоять агрессивным устремлениям Туманного Альбиона. Такое балансирование между Англией и Францией позднее удалось лишь королю соседнего Сиама (Таиланда), Раме V, который смог сохранить формальную независимость своего королевства. Франция также стремилась захватить как можно больше земель в Юго-Восточной Азии, начав с Вьетнама: уже в 1859 г. франузские войска захватили Сайгон, ставший резиденцией губернаторов французской Кохинхины. На очереди были Лаос и Камбоджа. В результате к концу века Сиам оказался между двух огней – Британской Бирмой и Французским Индокитаем.

Но это позднее. А в начале правления Миндона от короля Мьянмы, оказавшегося в незавидном положении, требовался незаурядный дипломатический талант, чтобы выиграть время и модернизировать государство. Он привлёк своего младшего брата Канауна к управлению страной и проведению реформ. Король послал учёных и студентов в Европу и США изучать современную промышленность и экономику. В годы его правления бирманские дипломатические миссии посетили многие европейские страны, также были попытки установить контакты с Россией и США.

Наследный принц Канаун был способным администратором. Он изучал военное дело и стремился реформировать королевскую армию, оснастив ее новым вооружением и современной тактикой для защиты от вторжения британцев. Принц также руководил строительством фабрик по изготовлению оружия. Он был убит во время бунта двух сыновей Миндона, которые потом бежали к англичанам.
Будучи занятым государственными заботами, наследный принц, скорее всего, не имел возможностей и желания увлекаться лирикой. Чего нельзя сказать о его супруге – принцессе Хлайн, прославившейся своими стихами и песнями.
Мандалайские «страдания»

Король Миндон основал в 1857 г. новую столицу независимой страны – город Мандалай на реке Иравади. Эта королевская столица стала средоточием бирманской культуры, искусства и религии (буддизма хинаяны). На холме с многочисленными храмами, ступами, павильонами располагались также крепость и деревянный королевский дворец. Здесь принцесса Хлайн писала стихи и музыку. Ее песни исполняются до сих пор. В интернете на сайте http://www.yangonow.com/eng/culture/traditional_music/online_music.html можно даже поcлушать музыкальное произведение Aung Mingalar, сочиненное принцессой. Это песня о славе Мандалая, последней резиденции королей свободной Мьянмы. Красивая переливчатая мелодия арфы основана на тайской музыкальной традиции.

Вклад одаренной принцессы в литературу состоит в том, что она ввела в обиход новый жанр лирической поэзии – болэ (элегическая жалоба, благородное «страдание»). Надо сказать, что XIX век в бирманской литературе выдвинул на первый план интимные, лирические жанры, потеснившие парадно-восхвалительную поэзию. Корни этих изменений лежат в народных песнях. Поэзии становится тесно в жестких рамках литературного канона, отступление от которого раньше было немыслимо. В традиционной поэзи важна была не оригинальность сюжета, мысли, а точное следование правилам, буддийской догматике. Но теперь в лирике свое место заняла поэзия человеческих чувств. В творчестве принцессы Хлайн интимная лирика, преимущественно в жанре болэ, адресована любимому мужу принцу Канауну, жизнь с которым была далеко не безоблачной. Цикл любовных песен болэ строится на чередовании «мужских» и «женских» монологов, в которых содержатся намеки, понятные лишь самим влюбленным, которые таким образом ведут поэтический диалог. Вот стихи из песни принцессы:
Облака громоздятся на небе,
Позолота их быстро тускнеет,
Это Индра – властитель небесный –
Серый зонт над землей раскрывает.
Значит, время дождей наступило –
Скоро тучи затянут все небо;
Как мне грустно: надежды не стало
Повстречаться с моим ненаглядным!
А вот песня принца:
Как я рад, что вернулась зима,
На ветвях раскрываются почки,
Расцвели голубые цветы.
С милой встретимся в месяц пьятоу.
Жажду снова увидеть тебя,
Мою нежную фею жасмина!
В эту ночь я не в силах уснуть:
Веет холодом в опочивальню.

Обе песни принцессы Хлайн цитируются нами по книге Ю. М. Осипова «Литературы Индокитая. Жанры. Сюжеты. Памятники.» (Издательство Ленинградского университета, Ленинград, 1983.)
В жанре болэ следование традиции сочеталось со свободной формой. Эти стихи легко ложились на музыку, становясь лирическими песнями. В болэ преобладают образы природы, деревьев, прекрасных цветов.
Я была когда-то, словно побег жасмина, и доверяла тебе.
Сейчас я – гирлянда из цветущего жасмина.
Я надеюсь на мир, как цветущие ветви ищут тени (…)
Моя любовь укоренилась во мне, словно растение,
Таков жасмин, он вечно цветет (…)
Ты, как бутон жасмина, передо мной, но недоступный (…)

Миниатюрная картина уголка природы, цветущего леса создана принцессой в стихотворении «Песнь леса». Проникнутое радостью жизни стихотворение похоже на небольшое живописное полотно, наполненное сочными, яркими красками. Нарисованная поэтессой картина радует глаз, заставляет читателя вдохнуть пьянящие ароматы цветущих деревьев.

Song of the Forest

Fragrant and fresh
Are the whole branches
Brimming with new life;
Brilliant are the leaves
All golden lights.
Pleasant are the forests
At Thingyang’s festival time.

One delights to see
Lingpya birds building nests;
To hear cuckoos in pairs
Making heavenly melodies, and
To see a parakeet’s lovely airs
Makes a maiden long to
To feed him in a cage.

“O, darling!
Catch him without delay
He is about to fly away.”
Песнь леса

Ароматны и свежи
Ветви деревьев,
Наполненные новой жизнью;
Сверкает листва,
Вся в золотых лучах.
Прекрасны леса
Во время праздника Тхинъян.

Восхитительно смотреть,
Как птицы линпья строят гнезда;
Слышать, как кукушки парами
Выводят небесные мелодии, и
Наблюдать красоту попугая,
Что вызывает у девушки страстное желание
Поместить его в клетку.

«О, любимый!
Поймай его скорее,
Он сейчас улетит.»

Мы привели стихотворение «Песнь леса», основываясь на английском переводе, сделанном Фридрихом Люстигом, который поместил этот образец лирики принцессы Хлайн в составленный им сборник (Lustig Friedrich, V. Burmese classical poems. Rangoon: Rangoon Gazette, 1966). Фридрих Вольдемар Люстиг – очень яркая и необыкновенная личность. Он родился в Нарве (Эстляндия) в 1912 г., изучал восточные языки в Коллеж де Франс (Париж) у Сильвэна Леви. В восемнадцать лет вступил в буддийскую общину в Латвии. Фридрих много путешествовал по восточным странам. Долгое время жил в Китае и Таиланде, затем в 1948 г. приехал в Бирму, культурой которой очень интересовался. Сорок лет прожил он в этой стране, много времени уделяя классической бирманской поэзии. В 1962 г. далай-лама, находившийся в изгнании в Индии, удостоил его грандиозного, но символического титула, сделав главой буддистов Латвии (Buddhist Archbishop of Latvia), «сангхараджей» – главой буддистских общин – Латвии, Литвы, Эстонии, которые тогда были советскими республиками. Религиозным именем этого поэта и монаха было Ашин Ананда (Ashin Ananda). Умер он в 1989 г. в Рангуне.

Фридрих Люстиг любил Мьянму, любил ее культуру. Настоящей его страстью стала классическая поэзия. Свою любовь к стране он выражал, сочиняя собственные стихи в традиции классической бирманской поэзии. Тем более важно, что такой человек, как Фридрих Люстиг, включил в сборник произведение принцессы Хлайн. Это говорит о подлинной ценности творчества талантливой поэтессы.


Большое придворное повествование

Широкую известность принцесса Хлайн получила как автор драматургических произведений. Тетральные представления в Мьянме были популярны у всех слоев населения. Один из высокопоставленных чиновников Британской Бирмы Альберт Фитч, который много лет прожил в этой стране во второй половине XIX столетия, писал: «Драма в Бирме – это национальный институт, оказывающий широчайшее влияние на все население; всеобщая страсть, которую народ питает к драматическим представлениям,– это одно из первых впечатлений, поражающих иностранца. Странное и любопытное зрелище представляют огромные толпы бирманцев, собирающиеся вечером, чтобы посмотреть представление… Их внимание поглощено пьесой, и симпатии, выказываемые попранной добродетели, и внезапные взрывы смеха, вызываемые комическими эпизодами, очень естественны…» (Цит. по: Бурман А. Д. Бирманская драма середины XIX века. М., 1973.)

Как отмечает Ю. М. Осипов, «драматические жанры складывались в бирманской литературе на основе эпических поэм под воздействием тайских театральных традиций. На первую половину XIX в. приходится интенсивное развитие двух ведущих жанров литературной драмы — нандвинзатоджи (букв. большое придворное повествование) и пьяза (букв. представленная джатака), возникших еще в XVIII в. Различаясь меж собой в тематическом, стилистическом, функциональном отношении, обе эти формы являются оригинальным сплавом традиционной общеиндокитайской сюжетики с классическими нормами бирманского эпического стихотворства, отчасти трансформированным под влиянием сценической практики придворного театра Аютии, Вьентьяна, Чиангмая и др. Написанные в традициях куртуазной литературы, нередко усложненным стилем и языком, изобиловавшим палийской или санскритской лексикой, нандвинзатоджи были рассчитаны на узкий круг придворных ценителей».

Само название нандвинзатоджи или нандвиза дословно переводится как придворная джатака, среди отечественных специлистов ее также принято называть дворцовой драмой. В отличие от тайских стихотворных пьес бот лакхон (букв. текст для театра), ставших основой для создания нандвинзатоджи, бирманские авторы писали свои драмы ритмизованной прозой, впрочем, содержащей стихотворные вставки.

Естественно, принцесса Хлайн писала пьесы в жанре нандвинзатоджи, предназначавшиеся для показа в придворном театре. Они отличались огромными размерами, и представление могло идти много вечеров подряд. Сочиненная принцессой пьеса «Эйндавунта» в печатном виде составляет два тома, в общей сложности свыше тысячи страниц (Хлайн Тхейкхаунтин. Эйндавунта нандвинзатоджи = Большое придворное повествование об Индавансе в 2-х кн. Рангун, 1959. 1-я кн. 502 с.; 2-я кн. 615 с.). Получалось что-то вроде современного сериала, растянутого во времени. Иногда по воле автора сюжет мог продолжаться, пока не надоест. И не всегда сочинения придворных литераторов ставились на сцене целиком. Жанр крупных литературных форм преусматривал большое количество персонажей. Так, в произведении принцессы Хлайн «Эйндавунта» действующих лиц было более ста, не считая массовых сцен с участием стражи, войска, свиты и т. п. По традиции, в дворцовой драме основоной фигурой выступал чтец, ведущий повествование.

Хотя многие сюжеты были заимстовованы из других литератур, чаще всего тайской, они носили черты местной традиции. Кстати, тайское культурное влияние в этой области усилилось после разгрома бирманцами тайского королевства Аютии в 1767 г. Среди огромного количества пленных в столицу Мьянмы привезли сиамских танцоров и музыкантов, из которых была сформирована труппа Йодая-заттавджи. Представления этой труппы при королевском дворе устраивались до 1885 г. Со временем сиамцев заменили бирманскими актерами. В этой труппе к моменту захвата страны британцами насчитывался 91 актер.

Интересно, что сами тайцы пристрастились к театру после разгрома камбоджийской империи, вывезя еще в XV в. из поверженного Ангкора театральную труппу и весь королевский балет. Таким образом, сюжеты и пьесы, такие как местные версии «Рамаяны», были созданы под влиянием камбоджийской культуры. Название пьесы «Эйндавунта», которое принцесса дала своему сочинению, было близким к тайскому оригиналу. Сам сюжет сказания о панджи Ину попал в Индокитай с Явы в малайской версии не ранее XVI в. До принцессы Хлайн к этому сюжету в Мьянме обращались неоднократно. Первый перевод с тайского был сделан специальной комиссией в 1789 г. Причем переводился не собственно текст пьесы «Аиндравунта», а куртуазный роман с одноименным названием. Позднее известный автор У Са создал на этой основе дворцовую драму «Инаун» с диалогами, песнями и инструкциями по музыкальному сопровождению представления.

В отличие от бирманской «Рамаяны», где действующие лица во многом шаблонны и существует четкое деление на добрых и злых персонажей, «Инаун» ближе к придворной жизни, в нем присутствует романтическая интрига. История любви не могла не вызвать отклика у принцев и принцесс, бывших зрителями представлений дворцовой драмы. После У Са две поэтессы обратились к этому произведению: корлева Ма Мья Калей и ее дочь принцесса Хлайн. Королева назвала свою пьесу «Эйндавуда».

Самым пространным оказалось сочинение принцессы Хлайн, оно содержит меткие характеристики многочисленных персонажей. Некоторые бирманские исследователи считают, что принцесса Хлайн воспользовалась жанром пьесы, чтобы выступить с сатирой на некоторых членов королевской семьи и придворных. Недаром в произведении описывались инциденты, произошедшие во дворце с современниками поэтессы. Некоторые считают, что в сочинении принцессы содержится сатира на ее супруга – принца Канауна, который набрал себе слишком много младших королев и наложниц.

Поэтический талант принцессы Хлайн не мог не проявиться и в драматургии, в пьесу «Эйндавунта» она включила множество лирических песен.

В этой же традиции написана другая пьеса принцессы – «Визаякари». К сожалению, произведение было напечатано лишь частично, а среди рукописей на пальмовых листьев и на бумаге пьеса не найдена.
 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker