Женская поэзия

Борисова Майя

Оригинал материала находится по адресу:
http://www.ruthenia.ru/60s/leningrad/borisova/?nocalendar=1




Ночной шепот Галатеи, обращенный к ученику Пигмалиона

Перелепи лицо мое, скульптор!
В ладонях мни его, как мнут глину...
Поторопись меня лепить, скульптор,
а то я снова убегу, сгину.

Твоя каморка так темна, милый,
под лестницей, где белый свет клином...
Пигмалион сейчас пройдет мимо
в опочивальню и меня кликнет.

Он будет ласков, а потом — бешен,
а после в непробудный сон канет.
Он не признается богам, бедный,
что под его руками я — камень.

Все говорят: Пигмалион — мастер,
он мою душу вызвал из мрака!
А я увидела тебя, мальчик,
и позабыла вмиг, что я — мрамор.

Пигмалион сиял, как грош медный,
касался рук моих, колен, стана,
а я дрожала: что же ты медлишь?
Ведь для тебя я живой стала!

В легенде холодно мне, как в склепе.
Меня доверие небес давит.
Пигмалион себе еще слепит!
Он тоже, в общем-то не бездарен...

Растрепан факел молодым ветром,
горячий отблеск на твоих скулах.
Чтобы лицо мое — к тебе, вечно,
перелепи мое лицо, скульптор!

Я умоляю, всех богов ради, —
ведь счастье роздано нам так скупо,
чтоб нам неузнанным уйти рядом,
перелепи мое лицо, скульптор!




Ночной вокзал

И город замер утомленно.
Ночные улицы пусты.
Одни веселые плафоны
Слепящим светом налиты.
Жизнь утихала, отползала,
Текла к окраинам.
И вот
В глазастом здании вокзала
Кипит ее круговорот.
Здесь контролеры, точно судьи.
Здесь сон случаен, неглубок.
Здесь нити рельс и нити судеб
Сплелись в стремительный клубок.
Состав, не сдерживая дрожи,
Задышит тяжко за окном —
И вмиг
по чемоданной коже
Пройдет пугающий озноб,
Изменят лица выраженье,
Шарахнется ночная мгла...
Так начинается движенье.
Так продолжается движенье.
Так завершается движенье,
Чтоб завтра перейти в дела.
Пространство до предела сжав,
Летят,
         летят,
                  летят составы.
Не спят вокзалы, как заставы
У времени на рубежах.




Российский лес

Российский лес исполнен доброты.
Крива его тропа, мутны болота,
Но если с ним дружить, а не бороться,
Как ласковы
  широкие листы!
И как его значительны слова,
И шум его громоздкий свет и ровен.
С его ветвей, как с солнчных жаровен,
Растопленная падает смола.
Лета России — как российский пир!
Ему закона нет, указ не читан,
Не меряно вино, и гость не считан,
Да будет счастлив тот, что ел и пил!
Да будет строен этих сосен строй!
Они прямы от кроны до кореньев.
Но на поляне —
  поспеши, Коненков! —
Корявый, одинокий — это твой.
Российский лес!
Широкие ветра
Тебе, как лосю, ноздри раздувают,
В тебе порою громы созревают,
И гул идет из темного нутра.
Но вечно продолжая бытие,
Ты сам свои сомненья разрешаешь,
Ты сам свои преграды разрушаешь,
Российский лес, прибежище мое.
Метни в меня зеленые лучи!
Смягчи во мхах мою сухую поступь,
Учи меня неспешному упорству,
Спокойствию и честности учи.




Пегий конь

Он стоит и крутит ухом —
  пегий конь.
Он доверчиво мне нюхает ладонь.
И не грубо,
  а совсем наоборот
Корку в бархатные губы он берет.
Хоть не долог стаж рабочий у меня,
Я слыхала много очень про коня.
— Ты коня, — сказали люди мне, — не тронь.
Больно лодырей не любит этот конь,
И пока еще не ясно, как — чего,
Проходить тебе опасно близ него.
Я строгаю досок горы день за днем,
Наблюдаю очень зорко за конем.
Даже если трудно справиться, молчу:
Очень я коню понравиться хочу.
И смотрите — крутит ухом пегий конь!
Он доверчиво мне нюхает ладонь!
Он жует весьма охотно хлеб сухой!
Может, правда
  я работник неплохой...

 

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker