Женская поэзия

Олдис Дороти Кили (1896-1966)

Песня о непослушном мыле

Лишь только собрался
я уши помыть,
Как мыло куда-то
успело уплыть.
Скатилось, скользнуло
меж пальцев – и враз
Прыжком по воде
и запряталось в таз.
Вот неслух упрямый!
Уж несколько дней
Оно всё худее…
худее…
худей!


Мой маленький братик

Всех для меня дороже
Мой братик дорогой.
Но он так мал,
Не может
Поговорить со мной.

Я каждым утром книжку
Несу ему в кровать.
Не в силах он,
Малышка,
Её перелистать.


Я расту

Расту я каждый Божий день –
И дни идут за днями.
Не знаю, что такое лень,
И помогаю маме.

Возьму расчёску – ну и ну! –
И стану умываться.
А пуговицы застегну?
Тут надо постараться.

За день набралась я ума –
Ещё взрослее стала.
Смогу в постель я лечь сама,
Накрывшись одеялом.


Смертельный прыжок

Я прыгнул, словно акробат,
И на деревья – сверху взгляд.

Ой, небо уж не надо мной,
А сбоку – голубой стеной.

Я вмиг на землю, как во сне.
И лютики мигают мне.


Ночь и утро

Боится утро в дом войти,
Пока нет мамы на пути.

Вот мамина мелькает тень –
С ней и приходит новый день.

Как мяч, врывается в наш дом,
Разбрызгав солнышко кругом.

Темнеет. Это дню навстречу
Приходит тихий-тихий вечер.

Уж скоро ночь. Мне спать пора.
Прощаюсь с мамой до утра.

Она целует. Крепко… Очень…
Без мамы нет ни дня, ни ночи.


Спрятался

Я исчез в одно мгновенье…
Спрятался – и был таков…
И осталася от Бенни
Только груда башмаков.

Папа бегает по дому,
Мама бегает за ним.
Горю как помочь такому?
Нету Бенни. Что же с ним?

– Может, он залез в чернила, –
Папа вымолвить лишь смог.
Я – ни звука, я – могила.
– Где же, где ж ты, наш сынок?

Мама наклонилась ниже.
– Под ковром какой-то след, –
Говорит, – я Бенни вижу.
Но меня там вовсе нет.

Папа к зеркалу подходит,
Ус в волненье теребя.
Но меня там не находит –
Видит в зеркале себя.

Тут я разразился смехом.
Зашуршали башмаки,
И отдался смех мой эхом:
Ха-ха-ха и хи-хи-хи.

Башмаков распалась груда,
Расстелилась, как змея.
Что за чудо!
Кто оттуда
Вылезает?
Это я!


Лесное пение

На деревьях, клюв раскрыв,
Птички создают мотив.
А в траве издалека
Стрёкот – пение сверчка.
Он канатиком-коленкой
Трёт своих надкрыльев стенку.


Тюлень

Раздался щёлкающий звук,
Тюлень направил взор вокруг –
И в воду прыг, силён и гибок,
Когда охотится на рыбок.
Плывёт так быстро, будто вскачь…
И может носом отбить мяч.

Вот появился он на суше…
Лишь тащит тело неуклюже,
Передвигаясь не спеша.
В чём только держится душа?
Да, видно, так сулил уж рок:
Ведь у него нет задних ног.
Он увалень, но не от лени.

Мне очень нравятся тюлени.

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker