Женская поэзия

Казакова Римма (Россия)

Каландадзе Анна (Грузия)

Калугай Шуламит (Shulamit Kalugai) (Израиль)

Камаева Ольга (поэтесса "Серебряного века") (Россия)

Кант Мина (Canth Minna) наст. имя Кант Ульрика Вильгельмина (Canth Ulrika Vilhelmina) (Финляндия)

Канунова Елена (Россия)

Капутикян Сильва (Армения)

Карнаухова Светлана (Россия, Ханты-Мансийский округ)

Карпова Наталия (Россия)

Карэва Дорис (Эстония)

Кассия Константинопольская (Καςςια) (Греция-Византия)

Кастро де Розалия (Испания)

Кашнева (Золотова) Татьяна (Эстония)

Кашниц Мария-Луиза(фон Кашниц-Вайнберг (Kaschnitz Marie Luise (von Kaschnitz-Weinberg) (Германия)

Кекова Светлана (Россия)

Келер Валентина (Россия)

Кемпе(Kempe)(Найковская, Naikovska) Мирдза (Латвия)

Керимова Седагет (Азербайджан)

Керчина Лариса (Россия)

Кивикк'ахо Ейла (Финляндия)

Кирпу Людмила (Эстония - Россия - Финляндия)

Кирш Сара (Kirsch Sarah)(наст. имя Ингрид Бернштейн) (Германия)

Кларина (Казерская) Лариса (Финляндия - Россия)

Кнорринг (в замужестве Софиева) Ирина (Россия-Тунис-Франция)

Княжнина (Сумарокова) Екатерина (Россия)

Ковалева Светлана (Россия)

Ковальчук Елена (Россия - Норвегия)

Козырева Екатерина (Россия)

Койдула(Koidula) Лидия(Янзен Лидия Эмилие Флорентине) (Эстония)

Колодяжная Людмила (Россия)

Колонна Виттория (Colonna Vittoria) (Италия)

Колосова Марианна (Покровская (Виноградова) Римма) (Россия - Китай (Харбин) - Филиппины - Бразилия - Чили)

Комати Оно-Но (Япония)

Комисарова-Кочеганова Людмила (Россия, Карелия)

Комнин(Комнен)Анна (Annae Comnenae Alexiadis) (Anna Komnene) (Άννα Κομνηνή) (Византия)

Корвела Катри (Конкка Унэллма) (Россия, Карелия)

Коринна (Kórinna, Κορίννα, Μυία) (Античная Греция, Беотия)

Королева Екатерина (Россия)

Коростовец Мария (Китай - Австралия)

Корякина-Умсуура Ольга (Россия,Якутия)

Костенко Лина (Украина)

Коуп Венди (Wendy Cope) (Англия)

Коцич Злата (Сербия)

Крандиевская-Толстая Наталия (Россия)

Красевская Любовь (Россия-Белоруссия)

Красногорска Элишка (Eliška Krásnohorskà), (наст. имя Генриетта Пехова (Alžběta Pechová)) (Чехия)

Креславская Анна (Украина-Бельгия)

Крикливец Елена (Беларусь)

Крмпотик Вешна (Сербия)

Кроткова Христина (Россия-Чехия - СССР)

Крофтс (Першакова) Наталья (Россия - Австралия)

Крузенштерн-Петерец Юстина (Россия - Китай(Харбин, Шанхай) - Бразилия - США)

Крук Нора (Нора Кулеш) (Китай (Харбин) - Гонконг - Австралия)

Крус Хуана Инес де ла (наст.имя Асбахе-и-Рамирес де Сантилья Хуана Инес де), (Cruz Juana Ines de la – Asbaje y Rramirez de Santillana Ines de) (Мексика, монахиня ордена святого Иеронима.)

Крылова Элла (Россия)

Крюкова Елена (Россия)

Крючкова Александра (Россия)

Ксенули (Иодко) Светлана (Таджикистан - Греция)

Кудашева (Гидройц) Раиса Адамовна (Россия)

Кузнецова Галина (Россия - Германия)

Кузнецова Светлана (Россия)

Кузьмина-Караваева (Пиленко) Елизавета, мать Мария (Скобцова) (Россия)

Кузьминская Лариса (Россия)

Куллес Эльми (Эстония)

Куллинан Эйлин Ни (Ирландия)

Кун-Сенсон Лана (США)

Кунгута(Кунигунда)Ростиславна (Kunhuta Uherska) (Чехия)

Куннас Кирси (Финляндия)

Купер Эдит (Edith Emma Cooper) (Великобритания)

Кучкина Ольга (Россия)

Кушнарева Татьяна (Молдова-Россия)

Кушнир Вера (Россия - США)

Койдула(Koidula) Лидия(Янзен Лидия Эмилие Флорентине)

Оригинал материала находится по адресу:
http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/auth_pages.xtmpl?Key=13935&page=112
Компьютерная база данных "Воспоминания о ГУЛАГе и их авторы" составлена Музеем
и общественным центром "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова
Источник: Милютина Т.П. "Люди моей жизни" / предисл. С. Г. Исакова. - Тарту : Крипта, 1997. - 415 с. - Указ. имен.: с. 404-412.



- 112 -
Владимировна уезжала тем же поездом до Тапа. Мы шли по улице с нею в паре, и Мария Владимировна рассказывала о своих посещениях Бунина в его гостинице, о том, что Бунин советует ей писать, работать...

Мария Владимировна села в один вагон с Буниным, ей хотелось с ним еще о многом поговорить.

Мы, провожающие, оставались на перроне до самого отхода поезда. У меня в руках была газета, купленная при входе на вокзал. Бунин попросил ее у меня и я с удовольствием отдала ее ему.

Перед отходом поезда, на прощание, Бунин успел всем пожать руку, а Клавдии Николаевне и мне поцеловал руку. Я очень обрадовалась и это запомню».

Этот поцелуй руки остался важным событием в жизни Люси Столейковой. Она часто возвращалась к этой теме. Я пыталась ей объяснить, что Бунин, как воспитанный человек, придя на обед, поцеловал руку хозяйке дома и ее замужней дочери, т. е. мне. Для этого и носили обручальное кольцо на правой руке — целовать руку незамужней считалось в те времена неприличным. Так же Бунин поступил и на вокзале — поцеловал руку моей маме и стоявшей рядом Люсе, приняв ее за замужнюю дочь. Он был глубоко равнодушен ко всем нам.

Люся на меня долго сердилась и осталась при своем мнении.

Однажды мы возвращались с концерта. Было скользко. Шли по высокому тротуару Обводной улицы, увидели внизу на мостовой упавшего и пытавшегося подняться человека. Скоро должен был прийти вечерний поезд и начаться движение машин. Постарались скорее помочь этому, как мы полагали, пьяному человеку. Доктор Григорий Богданов сбежал к нему по склону на мостовую и стал поднимать. Это оказалась пожилая дама, плохо видящая, недавно поселившаяся в Тарту, не понимающая, куда она попала. Мы все спустились и окружили ее, расспрашивая, где она живет, чтобы проводить. Нашему удивлению не было границ, когда она назвала себя Анной Михельсон. В газетах тогда много писали сначала о намерении к юбилею Лидии Койдулы привезти из Италии ее дочь, потом — как это свершилось. Всюду мелькало имя Анны Михельсон. Мы довели Анну Эдуардовну до дома, где она жила, оказавшегося недалеко от нас. На следующий день я была у нее, и вместе мы пришли к нам, чтобы познакомиться с моей мамой. Так началась наша дружба.

В книге дочери Яана Поска — Веры Ивановны Поска-Грюнталь, изданной в Швеции на эстонском языке, «Это было в Эстонии» в главе «Доктор Клавдия Бежаницкая» сказано следующее:

«Доктор Бежаницкая готова была помочь каждому, кто в помощи нуждался. Так, в Тарту попала в тяжелое положение Анна Михельсон — дочь Койдулы, которая приехала в Эстонию из Италии. Ее помощники и перевозчики разочаровались в ней.



- 113 -
Проблема дочери Лидии Койдулы состояла в том, что она не знала эстонского языка. Эстонскому обществу было трудно привыкнуть к тому, что Анна Михельсон, в совершенстве говорившая на многих языках, не выучила эстонского. Вторая проблема заключалась в том, что дочь Койдулы боготворила своего латыша-отца. Ей было десять лет, когда умерла мать, и она плохо помнила ее. Никто в Эстонии не был заинтересован в докторе Михельсоне — все расспрашивали только о Лидии Койдуле. <...> В Эстонии Анна Михельсон чувствовала себя сиротой, которая жила то в одном месте, то в другом. В конце концов она поселилась в Тарту, где была возможность немного зарабатывать уроками. И я начала изучение итальянского языка. Это были веселые часы в уютных уголках кафе Вернер, то в одном, то в другом <...>.

У тех, кто позвал Анну Михельсон из Италии в Эстонию, были, наверное, самые лучшие намерения. Но они не думали о том, что имеют дело с пожилым человеком, который раньше в Эстонии не жил и не знает эстонского языка, который переезжает из города искусства Флоренции с теплым климатом — в страну, где климат требует гораздо больше топлива, одежды и еды.

Приведу один пример, как трудно ей было найти понимание с новым окружением. В одной из женских организаций устроили елку, и гостем была Анна Михельсон. Предназначенный ей пакет с подарком содержал теплое белье. В приложенной записке было написано, что если белье не подходит, его можно поменять в магазине Раудсеппа на улице Кюйтри. Анна Эдуардовна появилась на следующий день в указанном магазине и поменяла, но на что?! Об этом говорили потом в Тарту дарительницы: теплое, практичное белье, которое ей было так нужно, она поменяла на пару белых, длинных лайковых перчаток!

Эти перчатки были на ней, когда я ее встретила в «Ванемуйне» на одном из посвященных Койдуле вечеров. По-детски счастливая говорила она мне, что годами мечтала о таких белых перчатках. Дарительницы белья качали головами по поводу такой экстравагантности.

Мне было всегда интересно разговаривать с Анной Михельсон. Беда в том, что она не подходила к своему окружению, разочарование было взаимным. Доктор Бежаницкая по собственному почину нашла дешевую комнату в говорящей по-немецки семье, где она платила за комнату уроками. Часто она обедала у доктора Бежаницкой, которая подыскивала ей новых учеников».

Анна Эдуардовна Михельсон, несмотря на свою эстонско-латышскую кровь, была настоящим русским интеллигентом, человеком русской культуры, обогащенном европейской культурой и знанием французского, итальянского и немецкого языков. Родным для нее был русский язык.

Я стала у нее брать уроки французского, которые очень скоро превратились в живое общение на русском.

Анна Эдуардовна часто у нас бывала, подружилась с нашими друзьями. Человек была сложный, независимый, тяжело переносила обращенную к ней благотворительность. Моей маме очень хотелось





- 114 -
подарить ей в сочельник очень ей нужную вязаную кофту. Пришлось подобную же подарить мне — тогда мы весело, на равных правах, нарядились в обновки. От государства она получала обычную небольшую пенсию. На полученные за уроки деньги покупала не столь необходимые продукты, а хороший кофе и шоколадные конфеты.

Когда в 1939 г. немцы стали уезжать, а в 1940-м пришли русские и начались аресты, Анна Эдуардовна поняла, что в Эстонии ей не будет жизни. Каждый вечер приходила она к нам, чтобы убедиться, что мы еще целы. Мой муж уже был арестован. Наконец в 1944 г. она решилась уехать. Потом рассказывали, что в пути у нее сломался каблук (она всегда носила обувь на высоком каблуке), упали и разбились очки. Какая она без них была беспомощная и как трудно ходила без каблука, можно представить! Из этого бедственного положения ее выручила одна из учениц, которая жила во Флоренции и, действительно, очень ее любила. Анна Эдуардовна прожила у нее последние двадцать лет своей жизни.

В 1965 г. я получила от моей подруги Елены Мюленталь, жившей уже в Штатах, адрес Анны Эдуардовны. Сразу же написала и получила ответ от ее ученицы. Привожу письмо полностью. Вряд ли в Эстонии знают о судьбе и конце жизни дочери Лидии Койдулы:

«Firenze

29. XII. 1965.

Многоуважаемая Госпожа Милютина!

Я получила ваше письмо для Анны Эдуардовны Михельсон, но к сожалению, она не могла его читать: она умерла два дня раньше. Как жаль, что она не могла получить ваших известий! Она наверно так была бы рада узнать, что вам и вашей матери так хорошо. Она часто вспоминала всех старых друзей.

До этого года ей жилось хорошо (только глаза действовали все хуже и хуже, и теперь она была почти совсем слепа), но несколько месяцев тому назад у нее обнаружился рак в груди. К счастью, она не поняла в чем дело. Ее оперировали и она поправилась очень хорошо для ее возраста (ей было 87 лет), но полтора месяца назад с ней сделался удар и она была парализована на левой стороне; кроме того ей было трудно говорить, и голова не действовала. Наконец наступило воспаление легких, и она скончалась 25 декабря в 10 часов вечера, у меня дома.

Я — ее бывшая ученица по русскому языку и ее друг. С тех пор, как она вернулась из Германии, я всегда о ней заботилась и за ней ухаживала. Мне очень грустно, что ее больше нет на свете, но я рада за нее, что она наконец в покое. В последнее время она очень мучилась и желала умереть.

Если хотите, я могу прислать вам ее снимок.

Простите, пожалуйста, все мои ошибки.

Поздравляю с Новым годом.

Margherita Santi Farina».




Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker