Женская поэзия

Койдула(Koidula) Лидия(Янзен Лидия Эмилие Флорентине)

Оригинал матерниала находится по адресу:
http://istorik.org/?p=815www.finugor.ru/news/dayjest/346.html
Автор: Елена Леэтмаа.
Posted on 19th January 2008.



Певица утренней зари

Многие стихи Лидии КОЙДУЛА, переложенные на музыку, давно стали народными. Их распевают в поле и в лесу, подчас и не отдавая себе отчета, кому принадлежат эти полюбившиеся слова. Но не все знают, какой недолгой и трагичной была жизнь поэтессы .
Детство


Мемориальный музей Лидии Койдула в Пярну.

Лидия Койдула родилась 24 декабря 1843 года в Вана-Вяндра, своеобразном уголке земли, с которым связана жизнь и некоторых других эстонских деятелей литературы и искусства. Предки Лидии со стороны отца – Яннсены – долгое время управляли мызной мельницей, что освободило их от крепостной зависимости еще до полной отмены крепостного права. Вследствие ранней смерти отца Йоханн Вольдемар Яннсен, будущий отец Лидии, вынужден был семилетним мальчиком «идти в люди». Ему удалось подняться от пастушонка до пасторского кучера, от кучера – до кистера и школьного учителя.

Полное имя будущей поэтессы – Лидия Эмилие Флорентине Яннсен. Койдула – литературный псевдоним, образованный от эстонского слова «koit» – «утренняя заря». Имя поэтессы глубоко символично. Во всяком случае, так полагал известный вождь национального движения Карл Роберт Якобсон, плененный поэтическим даром молодой Лидии Яннсен.

Мать Лидии Койдула была родом из семьи состоятельного прибалтийского немца, и потому в доме кистера было принято говорить по-немецки. Но, несмотря на это, с колыбели вошла маленькая Лидия в чудесный мир народной сказки и простой народной песни. И это благодаря бабушке, эстонской крестьянке Малль Кульдсепп.

В Вяндра Яннсен работал учителем приходской и волостной школ, давал также уроки в школе местной стекольной фабрики. Уже в этот период он сознавал, что распространение грамотности среди эстонского народа и развитие просвещения немыслимы без наличия эстонской газеты. Не имея в ту пору разрешения на ее издание, Яннсен начал выпускать периодический сборник рассказов «Вестник», чем завоевал доверие крестьян. Но его все увеличивающаяся популярность привела к конфликту между ним и его бывшим учителем, пастором Кырбером. Тогда супруги решили покинуть Вяндра и перебраться в другое место. И вот в апреле 1850 года воз с нехитрым скарбом, а также с двумя дочерьми и двумя сыновьями, двинулся в Пярну, где Йоханн Вольдемар Яннсен получил место учителя в Заречной школе.
В Пярну в семье Яннсенов родилось еще двое детей. Глава семейства обучал грамоте эстонских мальчишек и девчонок из пярнуской заречной рыбацкой деревни и господских, из городского предместья. Кроме того, он подрабатывал литературным трудом и частными уроками. И все же дневник Яннсена свидетельствует о трудностях семейства, вступившего в культурную жизнь пярнуского общества. Мать Лидии тяжело болела, почти три года она пролежала в постели. И несмотря на то, что супруги старались детей воспитывать в суровом христианском духе, для чего применялись чтение Библии и традиционные молитвы, взрослым часто было не до воспитания.

И все же Яннсен всегда заботился о хорошем образовании своих детей. Он сам обучил Лидию грамоте, и уже в пятилетнем возрасте девочка, любившая наблюдать за кропотливой работой отца, стоя у письменного стола, призналась, что тоже хотела бы написать маленькую книжку. Во всяком случае, именно так рассказывал о первом проявлении призвания своей дочери сам Яннсен.

В августе 1854 года, в десятилетнем возрасте, Лидия Яннсен поступила в Пярнуское высшее женское училище, предназначавшееся для детей дворян, чиновников и купцов. Происходившая из семьи учителя и хорошо владевшая немецким языком, Яннсен ничем не отличалась от своих сверстниц. Самыми интересными и увлекательными для Лидии были уроки литературы. Под руководством учителя Крюгера она познавала произведения Гете, Гейне, Гердера и других. Однако круг чтения молодой Лидии не ограничивался немецкими классиками.

Одаренная ученица уже пытается писать стихи на языке своих школьных наставников, поскольку немецким владеет лучше, чем эстонским. Она решается и на литературное выступление в печати – перелагает на эстонский язык поучительные сюжеты из рассказов малоизвестных немецких авторов для приобретающей все большую популярность народной газеты «Пярну Постимеэс», которую с 1857 года издает ее отец.


Памятник поэтессе скульптора Амандуса Адамсона .
Зимой 1861 года Лидия, после семи с половиной лет учебы, с отличием окончила Пярнуское высшее женское училище, после чего поехала в Тартуский университет сдавать экзамены на право работать домашней учительницей.

Эти экзамены состоялись 15 ноября 1862 года и были для выпускницы провинциальной школы настоящей проверкой знаний. Протокол экзаменационной комиссии университета показывает, что Койдула получила по всем предметам оценку «хорошо», только по русскому – «удовлетворительно». Однако домашней учительницей ей стать не пришлось.

С момента издания газеты судьба дочери Яннсена оказывается неразрывно связанной с национальным движением. Ее первый рассказ «Каменный крест» вышел в «Пярну Постимеэс» еще в те годы, года она была школьницей. В это же время начинается болезнь Й.В.Яннсена, которая, в конце концов, приводит к параличу руки, и Лидия становится секретарем отца. «Более шести лет я являюсь его рукописцем», – сообщает Койдула Крейцвальду в 1867 году. В Пярну была издана первая книга Л. Яннсен – вольное переложение произведения Вюрдига «Мельник и его сноха», – которая сделала ее имя известным даже за пределами Эстонии. Но несмотря на то, что экономическое положение Яннсенов улучшалось, им пришлось снова собираться в дорогу, поскольку папаша Яннсен при дележе прибыли поссорился с издателем Бормом. На этот раз путь лежал в Тарту.

В декабре 1863 года Яннсены прибыли в Тарту, и с нового года начала выходить уже принадлежавшая главе семейства газета «Ээсти Постимеэс». Тогда наступил и блестящий период в общественной и литературной деятельности Лидии.

Ей 20 лет. Она быстро реагирует на события, любит литературу и музыку, весела, остроумна, самоуверенна и насмешлива. В немецком обществе, где жизнь женщины строилась по принципу «дети-кухня-церковь», Лидию Яннсен, и внешне-то не похожую на других, называли «безумной Лидией». Она привела в смятение современников уже одним своим появлением на поприще журналистики, считавшейся в то время исключительно мужским, немыслимым для юной девы занятием.

Ей приходилось много писать, но впоследствии, вспоминая этот период жизни, она назовет его «эпохой радостного труда, облагораживающей духовной борьбы, смелого обмена мнениями по вопросам культуры и политики».

Первые стихотворения Лидии Койдула появились на страницах газеты «Ээсти Постимеэс» в 1865 году. Под ними не было имени автора, как не было его и на обложке вышедшего в свет год спустя первого поэтического сборника под скромным названием «Полевые цветы». Широкое признание и славу, выпадающую на долю не просто одаренных поэтов, но певцов, ставших символом надежд и чаяний целых поколений, принес Лидии Койдула второй сборник стихов – «Соловей с берегов Эмайыги». Так стали называть в народе и саму поэтессу. Через несколько лет, в 1871 году, она готовила к выпуску третий сборник стихов, но рукописи произведений погибли в огне.

Лидию часто можно было встретить на собраниях театрального общества «Ванемуйне», на хоровых репетициях, предшествовавших проведению в 1869 году Первого певческого праздника. Организацией праздника Койдула занималась вместе с отцом, Йоханном Яннсеном, ставшим главным инициатором грандиозного действия, впервые в истории Эстонии собравшего разом сорок шесть хоров, пять оркестров и 12 тысяч зрителей со всех уездов – люди на праздник шли пешком, с палками в руках и котомками с хлебом за плечами.



Портрет поэтессы. Луулик Кокамяги, 1956. Из коллекции театра “Эндла” .

Увлечение хоровым пением и активная деятельность в обществе «Ванемуйне» побудили Лидию к созданию театральных пьес. В 1870 году она пишет развлекательную комедию «Двоюродный братец с Сааремаа», сюжет которой она позаимствовала из иностранной литературы, сочинила для постановки песни, аккомпанировала артистам на рояле, – одним словом, руководила всем спектаклем. На следующий день после премьеры спектакль пришлось повторить.

В письме Крейцвальду от 7 декабря 1870 года Койдула писала: «Даже удивительно, до чего народ жаждет игровых представлений. Каждый новый спектакль проходит при все более полном зале. Каким хорошим средством воспитания народа мог бы быть хороший запас современных пьес».

Несмотря на то, что яркий внутренний огонь вдохновлял Лидию на служение родине, в начале 1870-х годов в ее частной переписке появляются такие признания: «Моя жизнь так бедна, хотя и кажется полной… Все так быстро проходит мимо меня… Моя весна уже позади, а летние бури погубили много, много цветов, – теперь часто чувствую себя такой усталой, такой несказанно забытой…». Лидия приближалась к концу третьего десятилетия, уже вышла замуж ее младшая сестра…

И 19 февраля 1871 года Лидия Яннсен обручается, не без внутреннего колебания, с университетским товарищем мужа ее сестры, онемеченным латышом Эдуардом Михельсоном. Венчание проходило в Тарту, в доме Яннсенов, где собрались самые близкие друзья.

Михельсон изучал медицину, получая «стипендию короны», поэтому не мог выбрать место работы по своему желанию. Но некоторые связи в Петербурге избавили его от направления в отдаленные области России: в феврале 1873 года Койдула с мужем отправилась в Кронштадт, куда он был назначен во флот на должность врача.

Кронштадт.
Михельсоны начали создавать свою семью среди казарм на острове Котлине, где по неписаным законам налаживались обязательные светские отношения между врачами и офицерским обществом. Нелегко было справиться с этими обязанностями на 67-рублевое месячное жалованье Эдуарда Михельсона. В обществе прибалтийских немцев, которое предпочитал доктор, также не воодушевлялись при обсуждении вопросов развития эстонской жизни: там господствовали другие интересы и увлечения.

Чтобы не потонуть в домашних мелочах, непрактичная докторша старалась относиться к своим хозяйственным делам с некоторой долей юмора. «Папочка, если бы ты мог меня увидеть в моих новых хозяйственных и семейных хлопотах, когда я расхаживаю по комнатам со связкой ключей в три раза больше обычной, или играючи тружусь, натирая до блеска полы, или разжигаю огонь, тогда исчезли бы твои ошибочные сомнения, касающиеся способностей твоей изнеженной дочери, тебе пришлось бы признать с молчаливым чувством внутреннего покаяния, что среди леса ты не заметил драгоценных фиалок», – так писала Койдула своим родителям в Тарту.

В 1874 году у Михельсонов родился сын. Мать поет ему эстонские колыбельные песни и старается научить родному языку. В 1876 году родилась дочь.

Осенью того же года доктор Михельсон был направлен в качестве стипендиата за границу. И, оставив четырехмесячную Хедвиг в Тарту на попечении родителей, Койдула вместе с мужем и сыном отправилась в путешествие, которое проходило через Германию и Австрию.

В 1877 году в Вене у Лидии родилась вторая дочь – Анна. Однако двое маленьких детей, стесненные материальные условия и болезнь заставили Койдула вернуться домой раньше мужа.

В Тарту здоровье поэтессы окрепло, но семью постигло новое тяжелое испытание: умер четырехлетний Ханс. Сломленная горем, Койдула возвращается в Кронштадт и все реже и реже бывает на родине.

Она очень хочет служить своему народу и своей музе, но долг обыкновенной женщины, обязанности дочери, жены и матери стоят на первом месте.

В 1880-х годах доктор Михельсон занялся частной практикой, и материальное положение семьи значительно улучшилось. Но в это время ухудшается здоровье Лидии: у нее развивается рак груди. Проведенная в 1883 году в Петербурге операция прошла успешно, но после четвертых родов болезнь возобновилась, и новая операция уже не помогла. В результате несколько месяцев ужасных страданий приблизили поэтессу к смерти. «Дела мои все хуже и хуже. Руки устали, но я благодарна вам за любовь и сочувствие ко мне. Пусть ваши чувства перейдут к моим детям, когда меня больше не станет», – написала Койдула родителям в своем последнем письме.

Память

11 августа 1886 года Лидия умерла. Было ей тогда всего 42 года. При погребении гроб «певца утренней зари» был украшен розами, присланными родителями из родного сада. Похоронили Лидию Яннсен, вопреки ее воле, на немецком кладбище в Кронштадте, где она покоилась до 1946 года. А в один из дней августа первого послевоенного года, спустя 60 лет, ее прах был перевезен в Таллинн и захоронен на Лесном кладбище.

9 июня 1929 года в Пярну был открыт первый памятник женщине-первой эстонской поэтессе – Лидии Койдула. На открытии присутствовал его автор, известный эстонский скульптор Амандус Адамсон, хотя он тяжело болел, и жить ему оставалось всего две недели.

В 1944 году в Пярну, в том доме, где когда-то жили Яннсены, был основан мемориальный музей Лидии Койдула. Портрет поэтессы мы видим на эстонской денежной купюре достоинством в 100 крон.

Летом 1988 года в Таллинне, на Певческом поле, проходили массовые манифестации за восстановление независимости Эстонии. Исполнялись народные патриотические песни. Однажды, во время исполнения песни “Моя Эстония – моя любовь” на слова Л.Койдула, все зрители встали и запели вместе с хором. А было их тогда более ста тысяч. Это было начало «Поющей революции», в ходе которой Эстония вновь обрела свою независимость и государственность.

Один из современников Лидии Койдула Карл Якобсон написал о ее стихах: «…Если слушая их, сердце твое не забьется сильнее – значит, оно вообще не способно забиться… Ее песни будут звучать всегда. Поистине, что бы ни ожидало нас в будущем, какие бы ни появлялись знаменитые певцы – песни Койдула всегда будут звучать. Они будут жить до тех пор, пока живет эстонский язык!». Эти слова оказались пророческими…

Назад к списку

Поиск

Письмо автору
Карта сайта
 1
eXTReMe Tracker